Страшный Сказка.

Модераторы: Александр Ершов, ХРуст, ВинипегНави

Re: Страшный Сказка.

Сообщение ВинипегНави » 18 дек 2018, 09:39

Ну что ж... Помогу чем смогу.
Правда, только в вычитке, в сюжетные проблемы я влазить не люблю в силу слабой компетенции.
Ну и договоримся по визуализации замечаний:
1. Красный - удаление.
2. Синий - вставка (в скобках, так как это мой текст внутри Вашего).
3. "(рек.)" - рекомендую: возможны варианты, связанные с авторской пунктуацией.
Если что-то непонятно, или я слабо объяснил, спрашивайте - лучше разночтения устранять сразу.
-----
RDL_python писал(а): Тот, кто(,) очнувшись(,) просыпался, еще частью под действием наркоза после операции, меня поймет.

RDL_python писал(а):Оно еще одурманенное, но в силу осознания причины, (рек.)подсказывает следствие вязкого, медленно спадающего, схожего с сильным опьянением состояния. Конечно, бывает иначе. Но у меня, почему(-)то первым оно - осознание.

RDL_python писал(а): Затем, появляется свет.

Союз. "Пауза авторской волею" - только многоточие или авторское тире.
RDL_python писал(а):Иногда, прежде давления, жар(,) с ним ассоциирующийся.

RDL_python писал(а):Вначале(,) наверно(,) все же подсознательно.

Вводное - "не совсем уверен, но близко к тому". "Наверно" не выделяется только как наречие в значении "точно", "верно", "наверняка". К примеру, "произвёл выстрел наверно", то есть уверенно в цель.
RDL_python писал(а):Ибо сильный свет(,) направленный на глаза, просвечивает через плоть век окрашиваясь цветом вашей крови. Если(,) конечно(,) они у вас из плоти, а кровь красная…
Вот по(слитно)этому, первой моей мыслью, было то, что опять попал под нож. Точнее, под скальпель. И еще(,) что вновь все плохо.

RDL_python писал(а): Ибо сначала был, да и остался(,) жар.

По контексту явная добавка, а не однородное сказуемое. Либо удалить запятую. Других вариантов нет, так как в Вашей пунктуации сказуемое "был" теряет подлежащее "жар".
RDL_python писал(а):Операционная? Реанимация? Вопросы самому себе. Страха, не было.

RDL_python писал(а):И когда все бывало так серьезно, обычно как раз они, вытягивали его из лап костлявой, (рек.)и(,)(рек.) как утверждают, последней любовницы.
Вот поэтому, первым, что чувствовал и ощутил, когда «просто свет» преобразился в нечто(,)(рек.) поддающееся осмыслению, стало всеобъемлющее удивление и некая отрешенная усталость.

RDL_python писал(а):Вернее, он сменился некими образами, когда(,) разлепив смеженные веки, сквозь пелену, в коей не только от раздражающей его яркости все расплывалось, попытался осознать то, что же вижу.

RDL_python писал(а):Когда наконец пелена немного рассеялась(,)(рек.) и глаза и стали способны более нормально видеть. Почти привычной картины, (:)(рек.)медиков в намордниках. Что обычно склонившись над лицом и заглядывая в глаза, еще и слепят при том фонариком, не было.

Весь абзац по сути является одним предложением: первое - придаточное с "когда", хотя и само по себе сложное; второе - целиком подлежащее в главном (где я рекомендую двоеточие, чтобы подчеркнуть расшифровку "картины"); а третье - отдельное сказуемое в главном, плюс придаточное к "медикам" из второго.
Поэтому советую заменить точки на запятые, ну и про заглавные буквы не забудьте.
-----
В начале было злоупотребление "сознание-осознание", а в конце отрывка часто встречалось "нечто-некий". В повторах я не силён. ;)
"Собака - друг человека, а критик - враг человека, хотя тоже СОБАКА." Неизбалованный читатель.
Аватара пользователя
ВинипегНави

 
Сообщения: 1645
Зарегистрирован: 13 фев 2016, 21:39
Откуда: Новосибирск
Карма: 2397

Re: Страшный Сказка.

Сообщение RDL_python » 18 дек 2018, 12:04

Признано ересью.
Изничтожено имперской цензурой.
Последний раз редактировалось RDL_python 19 дек 2018, 15:45, всего редактировалось 1 раз.
Я знаю где. Я знаю как.
Я не Оракул... Я - маньяк.
Аватара пользователя
RDL_python

 
Сообщения: 1559
Зарегистрирован: 27 апр 2015, 19:21
Откуда: Москва
Карма: 578

Re: Страшный Сказка.

Сообщение RDL_python » 18 дек 2018, 22:39

Глаза видели бескрайнее синее небо. И только где-то очень далеко, едва уже видимая черточка мелкой тающей белой тучки.
И только потом, на тело и сознание обрушилась невыносимая жара извне. А с нею - жар боли, бушующей не в каком-то поврежденном органе, а буквально в каждой клеточке тела. Казалось, болели изнутри даже волосы. До самых своих кончиков. Рот и горло, были настолько сухи, что невозможно крикнуть, закашляться или нечто иное. Но странным и неприятным было не только это. Боль нарастала, ширилась, охватывая все новые и новые частички тела. А я, испытывая всю глубину, обширность и гамму возможной, и той, о которой не имел ранее представления, боли, оставался в полном сознании и мог связно и даже несколько отрешенно размышлять и думать. Время шло и ничего не менялось. Ну, может кроме того, что неким образом, именно последнее примеряло с мучениями.
Невозможность изменить свое положение. Долгое, вынужденное изучение этой боли, в итоге, позволило думать, не о ней одной.
Когда осознал и это, боль, словно обидевшись, немного отступила. А с этим, в разуме, ибо заполненный болью кипящий котел назвать головою трудно, словно пузырьки от кипения, начали возникая лопаться, выходя наружу паром вопросы.
Например. Я не помню, не только, как, и почему в таком состоянии. Но и кто, я сам. Помнил про медиков, операции. Помнил много чего. Но ничего о себе. Как только пытался вспомнить именно себя и о себе, сразу возникало некое странное ощущение. Ну, примерно когда забываешь слово. Видишь предмет, держишь в руках - и вроде знаешь, как пользоваться, но слово, означающие его суть или название, не приходит…
Помнил, что мужчина. Что служил, работал, читал, жил, там или там. Но едва хоть немного о том, как звали, или некие подробности личного плана, нечто, что помогло бы вспомнить такое - провал или тупик.
А если слишком упорствовать в желании вспомнить, в глазах меркло, и… Повторялось пробуждение. И замечу, с вновь пробуждаемой болью.
Впрочем, в моем состоянии и вокруг, начали появляться и перемены. Одна из них то, что боль тела начала немного стихать. А другая, солнце, казавшееся застывшим на одном месте, все же двигалось по небосводу.
Подумав над этим, засек его положение, и вызвав затмение разума, убедился, что так и есть. И боль стихает, и солнце двигается. Впрочем, с этим наблюдение пришло и еще одно интересное. Вспомнив о воздухе, и о горле. Понял, что не дышу. Вот так, не дышу, и все. Конечно, всякое случалось, кое-что и вспомнилось, но такое…
Последний раз редактировалось RDL_python 19 дек 2018, 15:44, всего редактировалось 1 раз.
Я знаю где. Я знаю как.
Я не Оракул... Я - маньяк.
Аватара пользователя
RDL_python

 
Сообщения: 1559
Зарегистрирован: 27 апр 2015, 19:21
Откуда: Москва
Карма: 578

Re: Страшный Сказка.

Сообщение ВинипегНави » 19 дек 2018, 08:46

RDL_python писал(а):Перед ними, (рек.)куполом, (рек.)раскинулось бескрайнее синее небо. И только где-то на его краю, едва уже видимая черточка мелкой тающей белой тучки.

1. Перед кем "ними? Если имеется ввиду глаза, то нос и зубы затаили обиду на рассказчика за игнорирование. :D
2. Не понятна авторская мысль в выделении "куполом". Кстати, где это вы видели небо куполом, при том что сам автор признаёт его бескрайним? Есть признанный образ "купол неба", но увидеть сам купол возможно только из космоса (да и то проблематично назвать куполом, скорее сфера), а потому наречие "куполом" к небу не подходит, коли речь идёт о глазах.
RDL_python писал(а):И только потом, на тело и сознание, (рек.)обрушилась невыносимая жара извне. А с нею, (рек.)(-)(рек.) жар боли(,) бушующей не в каком-то поврежденном органе, а буквально в каждой клеточке тела.

Тире будет означать пропуск сказуемого. Либо просто удалить запятую.
RDL_python писал(а):Рот и горло, были настолько сухи, что невозможно крикнуть, закашляться или нечто иное. Но странным и неприятным, было не только это.

RDL_python писал(а):А я, испытывая всю глубину, обширность и гамму возможной, (рек.)и даже той, о которой не имел представления(,) боли, оставался в полном сознании и мог связно и даже несколько отрешенно размышлять и думать.

Повтор, но пунктуация разная. Если вкладываете в "и даже" значение добавки (авторский акцент), то выделяйте.
RDL_python писал(а):Время шло(,) и ничего не менялось. Ну, может(,) кроме того, что неким образом, именно последнее приме(и)ряло с мучениями.
То, что уразумев, невозможность изменить свое положение.

Последнее предложение непонятно, если запятая правильная. Почему в новом абзаце? Ну и "то, что" - что это? Предполагаю, что деепричастие ошибочно - нужен глагол "уразумел".
RDL_python писал(а):Приятие и изучение этой боли, не то чтобы приме(и)ряло с нею, отвлекая, позволяло думать, не о ней одной.

Злоупотребление местоимениями.
RDL_python писал(а):А с этим, в разуме, ибо заполненный болью кипящий котел назвать головою трудно, словно пузырьки от кипения, начали возникая лопаться, выходя наружу паром(,) вопросы.
Например. Я не помню, не только, как, и почему в таком состоянии. Но и кто, я сам.

RDL_python писал(а):Видишь предмет, держишь в руках, (рек.)и вроде знаешь, как пользоваться, но слово(,) означающи(е)е его суть или название, не приходит…
Помнил(,) что мужчина. Что служил, работал, читал(,) жил, там или там. Но едва хоть немного о том, как звали(,) или некие подробности личного плана, нечто, что помогло бы вспомнить такое, (-) провал или тупик.

RDL_python писал(а):Впрочем, в моем состоянии и вокруг, начали появляться и перемены. Одна из них то(а), что боль тела начала немного стихать. А другая, (-) солнце, казавшееся застывшим на одном месте, все же двигалось по небосводу.

RDL_python писал(а):И боль стихает(,) и солнце двигается. Впрочем, с этим наблюдение(м) пришло и еще одно интересное. Вспомнив о воздухе, и о горле. Понял, что не дышу. Вот так. Не дышу(,) и все. Конечно, всякое случалось, кое-что и вспомнилось, но такое…

Избегайте кратких предложений, состоящих только из деепричастного оборота, если рядом есть сказуемое, к которому может быть пристёгнут оборот. Обычно такие предложения располагаются после грамматической основы и произносятся с восклицанием.
"Собака - друг человека, а критик - враг человека, хотя тоже СОБАКА." Неизбалованный читатель.
Аватара пользователя
ВинипегНави

 
Сообщения: 1645
Зарегистрирован: 13 фев 2016, 21:39
Откуда: Новосибирск
Карма: 2397

Re: Страшный Сказка.

Сообщение RDL_python » 19 дек 2018, 15:47

Вновь, наверное, задев мысленно нечто неположенное помнить, да еще сильнее, чем прежде. Очнулся, когда солнце проделало по небу достаточно большой путь. Но была в том и хорошая сторона. Боль ощутимо снизилась, и стал лучше ощущать тело. Не то что оно болит, а именно лучше. И, пожалуй, уже могу им и управлять. До этого даже скорчится от боли, не мог. Ибо был, как бы и в нем, но вроде и нет.
Такое состояние многие описывали, как взгляд на себя, «извне», разных типов. Я же, себя не видел, только ощущал. И похоже, это было, на описание в книжках по психологии. Причем тем, что посвящались расстройствам и болезням. И вот по ним, оно соответствовало раздвоению сознания.
Отложив все на потом, попробовал. И оторопев от неожиданности, перекатил голову набок. Именно так. Перекатил, ощущая затылком песок и мелкие камушки. Сил повернуть голову или поднять, пока не было. Может от того, что на это, все их и потратил.
Перед глазами, до самого горизонта лежала растрескавшаяся, толи земля, толи высохшая грязь, местами, обильно пересыпанная тут и там песком.
Степь? Или полупустыня? Растрескавшаяся земля. Вроде бы как высохшая глина, но слишком странная, шершавая или скорее губчатая на вид. И песок. Песок в неровностях, трещинах. Везде. И конечно на мне. Скосив взгляд, осмотрел плечо и руку. Кисти не видно, но на теле, толи надето, толи нечто намотано лентами, как на мумию, что-то светло серое.
Так как в горле и рту было сухо, длинно и сочно выругался про себя. И вот тут, снова был удивлен. Каждый человек может «говорить про себя», но когда делает это, фактически не слышит внутри головы, своего реального голоса. И уж тем более не слышит его тона. А на мою ругань про себя, отозвался чужой и сварливый немного надтреснутый голос.
И звучал он именно в моей голове. Не рядом, не за мною, не надо мною и даже, не подомной. В голове.
И он, тоже ругался. Ругался на непонятном мне языке, и как-то диковинно. Впрочем, судя по интонации, весьма огорченно и очень разгневано. Я помнил, что плохо знал языки, кажется, более-менее английский. Но и его после операции на…
Взвыв от боли, чуть не задохнулся от вызванных ею еще и рвотных позывов. Только вот исторгать из себя телу было нечего. Вместе с болью в теле, это была и страшная головная боль. Нечто вроде той, когда застудишь тройничный нерв. Только вот не только в голове, а сразу и во всем теле, да такой силы, что всего скручивало и выворачивало от нее.
- Вот тебе и стало лучше, с ощущением тела…
Но это я уже смог подумать, чуть позже. Когда она ушла, придя в себя.
А затем, вновь пришло осознание. Нет. Не причины состояния моего, и прочего. И не того, что, оказывается, могу дышать, но почему то не делаю этого. Но не менее важное. Я, стал понимать то, что говорит голос внутри моего разума.
Я знаю где. Я знаю как.
Я не Оракул... Я - маньяк.
Аватара пользователя
RDL_python

 
Сообщения: 1559
Зарегистрирован: 27 апр 2015, 19:21
Откуда: Москва
Карма: 578

Re: Страшный Сказка.

Сообщение RDL_python » 23 дек 2018, 16:39

И снова о кузне и гноме...
Ну как не любить - гнома? Такую абояшку то?



Замок Оттис.

Обновки.


Ухнуло, сверкнуло, и сверху посыпался град камней. За пылью от разбитого камня ничего не было видно. Стоявший у калитки воин из Черных, флегматично что-то жуя, сонным голосом прокомментировал.
- Пятый.
Мы, ошалело посмотрели на появляющуюся в рассеивающемся облаке пыли дыру, затем на охранника у калитки
- Что пятый?
- Пятый раз она, огненным шаром дыру делает. Вчера - в западной стене.
Охранник вздохнул и отвернулся. А мы снова задрали головы. Из пролома выглянул Арх, увидав нас, махнул рукой чтобы поднялись.
В малом зале третьего этажа служанки, сверкая попками, убирали пол собирая битый камень. Арх ходил вокруг, выговаривая, сопящей и смотревшей на свои копытца Кара. Ее обычно густо красная кожица, от слов мага, то розовела, то становилась еще более темно красной.
- Когда поток, начинает разворачивать, свое…
Он покосился на нас, и махнул рукой в сторону ученицы.
- Вот, полюбуйтесь. Юный экспериментатор, решил измерить мое терпение.
Покосившись на Кара поинтересовался.
- Или ваша хвостатость, решила все же, что в замке недостаточно окон?
Кара, тихонько сопя, буркнула.
- Он сам. Я только подумала…
Арх всплеснул руками.
- Она подумала! О чем? Деточка!?
Вынув из кармана пару широких каменных браслетов, защелкнул на ее руках.
- Вот так! Никакой магии. А сейчас, пойдешь к каменщикам и будешь им помогать. И чтобы к вечеру, все дыры были заделаны!
Кара сопела и выглядела очень несчастной. Даже хвостик опал и казался поблекшим. На пол с хрустальным звоном капнули несколько слезинок.
Ну еще бы, сегодня нам обещали, что то необычное, а тут такое. За подобные шалости, да еще не приведи четыре бога при людях, Арх мог наказать куда строже. А то и в подвалах запереть.
Маг словно читая общие мысли, а он кстати это мог легко, посмотрел на нас, затем на Кара. Фыркнул.
- Ладно. Можешь идти с Амелией. Но магии, пока не придешь в себя, лишена.
Кара, покорно кивнула, и пока он не передумал, быстро юркнула за меня. Прижавшись, уткнулась личиком в плечо. Девочка еще вздрагивала. Я, как и она суккуб, но пока, только начинала ощущать. Но и при этом, ярко почувствовала идущие от несчастной волны страха и расстройства.
- Так.
Арх задумчиво посмотрел на дыру, затем на меня. Правда, как мне показалось, думал он не о дыре, не о нас с Кара. Тоесть, вообще был мыслями где-то далеко. Но, тем не менее, палец выстрелил точно в меня, а на нем была на цепочке, тонкая золотая пластинка ключа.
- Идите вниз. Вас ждут.
И отойдя к пролому, добавил через плечо.
- Айла, тебя искала мама. Будь любезна поспешить.
Айла недовольно зашипела. Она хотела пойти с нами. Ей было интересно. Но ослушаться, конечно не посмела, и мы быстро разошлись. Арх думаю уже остыл, но вот что он, не придумает нам попутного задания или поручения, совсем не факт.

Кара, так и не отпуская моей руки, жалась ко мне. Когда вышли, тихо пожаловалась.
- Я, правда не хотела. Это само выходит.
Ну, само, так само. При обняла успокаивая расстроенного и несчастного суккуба, и мы направились к нижним ярусам. Кара все тихо сопела и никак не успокаивалась. А я не теребила, захочет, расскажет сама о случившемся.
В подвале, мы открыли ключом замок и распахнули дверь ведущую вниз. В лицо пахнуло сухим и горячим воздухом. Тесная винтовая лесенка, вырубленная в скальном основании, на котором был построен замок, была освещена магическими факелами. В этой части замка, был свой спуск в казематы, ведущие не только в нижнюю кузню. И как я думаю, возможно, не один. В старых замках всегда было полно, как тайных ходов, так и просто забытых. Ведь их, особенно после повреждений при штурмах, достаточно часто перестраивали или достраивали.
Кара шла за мною, не выпуская руки. Она уже почти пришла в норму. Если меня немного давила обстановка, то ее наоборот, успокаивала. На нижних горизонтах, я стала в серьез нервничать и даже приготовила воздушный щит, помня о шуточках старого гнома. К нашему удивлению, невозможный старикан встретил нас прямо у последних ступеней.
Задрав бороду и заложив большие пальцы за пояс, он, покачиваясь с носков на пятку, проскрипел.
- Что так долго?!
Напугав Кара, сунул голову за угол, словно подозревая, что за нами, спрятался или крадется еще кто, и тут же, повернувшись и не дожидаясь приветствий, потопал к своим катакомбам. Кара тут была впервые и с интересом вертела головой. Я на всякий случай тихонько предупредила ее
- Никуда не отходи, не вздумай, что-либо тронуть, держись рядом.
Едва показался проход в его логово, из которого на плиты пола падали мечущиеся красноватые отблески света и тянуло запахами кузни, гном подтвердил мои слова
- Никуда не лезть! Ничего не трогать!
В кузне, с памятного мне посещения, ничего не изменилось, ну может в углах и на верстаках стало чуть больше гор металлического и прочего хлама.
Указав где встать, он еще раз напомнил, чтобы ничего не трогали, и потопал в один из углов. Оттуда, сопя и ругаясь стал вытягивать нечто большое. При этом раздавался душераздирающий скрип и мелодичное позвякивание. Вблизи, это оказались высокие козлы, накрытые промасленным куском холста.
Проволочив их мимо и поставив перед одним из горнов, проорал куда то вглубь своих адских чертогов.
- Все! Готово уже! Эй!
К моему удивлению, оттуда появился Арх вертевший в руках некий, толи аппарат, толи прибор. Положив его на один из верстаков, маг оглядевшись, подцепил ногой бочонок и подтянув, сел неподалеку. Как и когда он обогнал нас?
Впрочем, сейчас меня более занимали козлы и гном. Гном особо. Удивляя все более, тот притопывая от нетерпения, дулся, выпячивал живот.
Дождавшись, когда все внимание будет обращено на него, жестом бродячего комедианта, открывающего занавес, сдернул холст.
Согласна, оно того стоило. Кара, забыв прятаться от Арха за мной, охнула и сделала пару шагов, чтобы лучше видеть.
На козлах, висели закрепленные на колышках, два комплекта брони. Правда, просто броней, эту красоту, язык назвать не поворачивался.
Оба комплекта полные. И оба, выполнены в неизвестном мне комбинированном стиле, выглядели - сказочно.
Один доспех, сплошь искрился переливами червонного золота. Хитроумная комбинация наборных ламелярных усилений и кольчуги. Очень близкая к тому, что показывал нам недавно в магическом шаре Арх. Конечно это было не золото, а некий неизвестный метал. Но разве это важно?
Второй, черный, словно втягивал в себя свет. Но при этом не казался мрачным, наоборот, в сполохах от горна играл переливами матовой тьмы. В отличии от золотого, почти весь покрытый еще более мелкими чешуйками брони, он в отличии от видимых мной ранее, обычно носимым поверх кольчуг, являлся полным. И чешуя, и кольчуга, и пластины на нем, словно сливались. Чешуйки были настолько тонкими и мелкими, что казались выполненными из пергамента покрытого черным лаком. Вязь кольчуги также своей плотностью более напоминала именно вязаный материал.
Там где были перегибы, чешуйки не поднимались, загибаясь. Присмотревшись и заметив едва видимые в отсветах узоры на чешуе, вспомнила гибкую сталь меча Самзи. И задумавшись, попыталась прикинуть стоимость чешуи такого доспеха. Но сдалась. За малый меч Самзи, в столице предлагали сумму в золоте, по весу самого Самзи. Ибо даже в Шелковой Империи, где по рассказам зародилось искусство создания подобной стали, давным-давно не ковали подобную.
Мы стояли и смотрели, зачарованные красотою изделий, а гном, что-то поясняя Арху, раздувался от гордости, как лягушка на брачном пении.
Арх, некоторое время слушал, важно и удивленно качая головой и цокая, словно и правда был поражен. Хотя, наверно уж он-то, видал и не такое. Затем, встал и подошел к козлам.
Взяв золотой, провел по поверхности ладонью, засунул ее внутрь. В его руках, доспех казался невесомым, а кольчуга, вязаной люрексной тканью. Рассмотрев, неожиданно кинул его Кара.
- Одевай!
Кара приготовившаяся ловить тяжелую кольчугу, чуть не упала. Доспех, и правда, оказался очень легким. Это я оценила, когда она, изумленно охнув, стала вертеть его в руках, пытаясь понять, как же одеть.
Гном сначала раскатисто расхохотавшийся, забурчал. С досадою, глядя на нас, не вытерпев, подошел к Кара, оттеснив меня плечом. Выхватив из рук Кара доспех, рявкнул.
- Снимай свои финтифлюшки!
Поддев пару пластин, показал хитро скрытые под ними швы и крючки застежек. Изнутри, броня оказалась подбита мягкой губчатой, толи кожей, толи материей. Расстегнув, прикрикнул.
- Чего пялишься? Влазь! Вам толстокожим, поддоспешник носить нет нужды. А с этим, и незачем.
Кара, испугано стрельнув глазами на Арха, стала натягивать доспех прямо на голое тело. Гном, топчущийся рядом, подгонял.
- Во! Так. Тяни его! Кольчуга чай гипкая, ляжет как надо!
Теряя терпение, сам застегнув ей, крючки с боку, дернул за хвост, заставив Кара этим подскочив ойкнуть, и сунул его в специальный чехол для него. Дернув еще раз, ткнул ее в спину пальцем, чтобы не дергалась.
- Ничо! Не оторву.
Еще поддернув, подтянул, и чехол, сжавшись, плотно охватил хвостик.
Потеряв с этим к той части интерес, не дотянувшись до ворота, потянул меня, толкнув к Кара.
- Давай, замуруй ее. А то, эдак и до утра возится будет!
Кара, похоже, сама не понимала, как уместилась в тесном на вид доспехе. Тот же, лежал на ней будто впаянный в ее кожу. Я не менее ее, поразилась тому, каким образом, мастер гном, увидев ее несколько раз, с точностью до булавочной головки, подгадал все размеры.
Я еще ненаудивлялась, когда он больно щипнул и меня за ногу.
- А ты чего пауков ртом ловишь? Свой мерять будешь?
Черный, оказался моим. И он, был такой же легкий, почти невесомый. Не рискнув сама найти крепления сочленений, протянула гному. Тот, для вида поморщившись, показал, как его расстегнуть. Настала моя очередь раздеваться.
Гном наблюдая, как снимаю одежды, выпятив губу, ворчливо комментировал Арху.
- Да, девка выросла знатная, дойники, во! Что надо. Но долговязая, и худенькая, какаят. Попка не узковата?
Обойдя меня и рассматривая, словно кобылу, которую собирался купить, ткнул в попу пальцем
- Стой! Что за дела?! А где причиндал?
В голосе гнома прозвучало подозрение, обида, и даже разочарование.
Арх, серьезный лицом, но судя по блеску и прищуру глаз не только получающий удовольствие, а и давящийся смехом, подсказал.
- Трансформируй.
Гном наблюдая трансформацию мною в образ суккуба, засопел как буйвол волокущий воз камней.
- Темные глубины! Это да!
Я же, уже и сама получая удовольствие от происходящего, шаля, Прогнув спинку, словно обольщая, преступила, и затем, чуть склонившись к нему, зовущее приоткрыла губы, и сверкнув глазами как при очаровании, вдохнув глубже, подняла грудь в завершении щелкнув хвостом.
Мастер, отступил на шаг, запыхтев еще пуще, зашевелил бородой
- Так! Ты вот, это! Не балуй! Одевай, давай!
И сунул мне в руки броню. Улыбнувшись, взяла. Как он не хмурился, не дулся, было видно, что ему понравилось то, что видел. Конечно же, я не гномка. Но эти коротышки, и мастера особенно, умели ценить и достойно ценили красоту, в любом виде.
Подбивка моей брони, оказалась также из странного эластичного материала. И кольчуга, и броня, натягивалась как тугой вязаный чулок, плотно прилегая и лаская кожу. На теле доспех, там, где лег, почти не чувствовался. Небольшое неудобство возникло с хвостиком. Но гном, к моей радости не дергая за него, показал, как надо подтянуть вместилище для него, чтобы оно, сложившись гармошкой, расширилось, а затем, при натяжении в другую сторону, плотно обтянуло. Застежка под поясом, фиксировала от случайного растяжения, и потери формы, при движении им.
На кончике, сделано утолщение вроде крюка с острым клевцом и лезвием. Гном, сопя и бурча, пояснил, как тот откидывается, если развернуть кончик хвоста. Ну если мне вздумается за что-то им, или что зацепить. А лезвием можно было рубить - стегнув. И конечно же, колоть заостренной частью. Так как кончик был утяжелен, таким шипом, можно было серьезно рассечь, словно боевым хлыстом.
Кара, до этого более рассматривавшая сам доспех, подтянув свой хвостик, разглядывала его оконечник. У нее, на конце, как и у самого хвостика, там, сделано сердечко. Но так же утяжелено и с заточенными гранями. И им, тоже можно сражаться и цепляться. Да и грани пластин в покрове ее хвостика, если напрягала, смещались, топорщась бритвенно острыми кромками.
Шлемы напоминали маски. У Кара более открытый, защищавший лицо не пластинами, а стрелкою и дополнительным полотном бахромицы, которую можно словно вуаль вывесить и на лицо. Мой, напоминал гротескную морду чудища с раскрытой пастью. Челюсти, образовывали забрало.
Гном, ворча, потоптался вокруг, потыкал, потянул, но в целом остался доволен. Арх, со сдержанной улыбкой наблюдавший со своего бочонка, посоветовал, указав на выход в каземат перед кузней.
- Выйдите, побегайте, покувыркайтесь, поприседайте, минут десять. Если где-то трет или жмет, непременно скажите.
Мы вышли и старательно все исполнили. И я, и Кара, понимали, что в таком важном деле нет мелочей. Если натрет, ты не боец. Но доспех сидел изумительно, словно вторая кожа. Несмотря на тонкость, удары не чувствовались. Так плотно сцеплялись от давления на них пластины, и столь хорошо амортизировала подкладка. Еще, что удивительно, подбитые металлом и кожею сапоги брони, не скользили и нее стучали по камню. Ступали мягко, как кошачьи лапы. А пробуя наконечник, случайно ударив, хвостом, я всадила в пол его, чуть ли не до половины. Кара, заметив, тоже попробовала. И ее сердечко, ушло в камень полностью, только крошка брызнула. При этом не стало больно, броня приняла большую часть удара.
Когда нас позвали, мы ввалились в кузню запыхавшиеся от усердия. Заработав тем ворчливое одобрение. И конечно не поверив словам, вредный старикан, нас раздел, чтобы осмотреть. Что делал придирчиво и внимательно.
Угу, как вам такое, когда вас дернув за хвост, чуть ли не приподняв за него, заглядывают туда… Я, конечно, не стеснялась мастера, но все-таки. Зачем же туда еще и тыкать пальцами?
На наши возмущенные взъойкивания и взгляды, Арх только посмеивался. Гном насмотревшись, урча, забрал доспехи и ничего не говоря, утопал с ними вглубь своих катакомб. Оттуда, заскрипело и загрохотало. И довольно продолжительное время что-то еще визжало, скрежетало, урчало, ревело, сыпало искрами и звонко, но довольно мелодично стучало. Вернувшись, бросил в руки подправленные доспехи и все повторилось.
Надо заметить в этом издевательстве, был толк. Я, так совершенно перестала доспех ощущать на себе. Даже шлем, перестал ограничивать обзор вверх и с боку. Или мне так казалось? А еще, хотя мы кувыркались и скакали дольше, но почти не вспотели. Горячий воздух, и жар от быстрых движений, ранее накалявший их, теперь не мешал, доспех как обои заметили, немного остужал тело.
Когда разделись, и сказали о этом, гном косясь на Арха, вывернул подкладки и показал ниши с вложенными кристаллами. Хитрец, сделав их под подкладкой ниши, вставил туда артефакты.
Словно читая невысказанное магом, постучал, перевернув доспех, пальцем в то место, где были вставки.
- Вот! Снаружи закрывает щитком и никто и не учует! Теперь хоть в костер попкой!
Покосившись, почему то именно на меня, добавил.
- В горн, не стоит, мохнатки подпалят! А на зиму, можно вставить огненных мотылей, и тогда хоть на перевале во льду спи.
Гном, кинув доспех мне на руки, гордо и довольно задрал бороду. А Арх, уважительно поклонился, признавая, что тот, его удивил.
Мы с Кара, не сговариваясь, когда он вернул, натянули броню обратно. После такой красоты, даже мое парадное платье, выглядело половой тряпкой. Да и похвастаться хотелось.
Нет, ну правда! Это же сказочные доспехи!
Застегнувшись, и погладив рукой чешуйки, не удержалась и благодарно, крепко обняв, поцеловала старикана. Чем, похоже, просто шокировала его.
Гном завращал глазами, и засучил ручками. И пока он плевался и притопывая, и что-то бурча на древне гномьем, когда отпустила. Мы все втроем, могли наблюдать изумительно похожий на окрас Кара, цвет его рожи. Ну, понятно, что там, где не было растительности.
Успокоившись, бочком отошел подальше от меня и бухая словно в бочку стал что-то выспрашивать у мага. Что именно, мне стало ясно сразу. Оружие и шит. Это, даже я поняла на гномьем. Арх задумчиво качал ногой и головою, словно выбирал из предлагаемого, оглядывая обоих.
Когда оба пришли к соглашению, гном ушел и вернулся с пучком клинков, свалив их на ближайший от нас верстак.
Арх, встал и порывшись, протянул Кара слегка изогнутый и немного утолщенный к концу меч. К нему, столь же странного вида кинжал.
- Тебе должно подойти. По силе и балансу.
Уже обращаясь к гному, пояснил.
- Щит будет мешать. Она умеет, быстро двигаться. А если нет возможности, должна, еще лучше, научится заслоняться магически.
Гном презрительно выпятил губу, но спорить не стал, что опять было для него как-то даже неестественно. Затем вздохнув, глянув на меня, пожевал губами и нахмурился. А Арх, спросил.
- Твой кинжал с собой?
Вопрос конечно был реторический. С подарком духа-приведения, я с некоторых пор не расставалась. А несколько раз, намерено оставив, обнаруживала, что его подарок все равно со мною, стоило подумав о нем, сжать руку на рукояти. На мой вопрос, почему и как, такое происходит, Арх, не стал отвечать. Сослался на то, что со временем я пойму. Но посоветовал, меньше его показывать на людях, но вместе с тем, не оставлять без присмотра. И то, как он это сказал, тогда… Вот и привыкла, носить с собою и скрывать в складках одежды.
Едва он появился из-под платья, гном засопел и чуть ли не привстал на цыпочки. Было буквально ощутимо, как он его хочет получить в руки. По моему, его даже немного трясло, так он хотел разглядеть кинжал. Но даже наглый и беспардонный гном, не решится просто так, вырвать клинок из рук владельца. Это, смертельное оскорбление.
Хоть такое и вызывало опасение, не желая обидеть мастера, протянула ему его. Буквально схватив, гном, чуть ли не носом водил по письменам ножен. А когда обнажил, не смог сдержать дрожь рук, и стал шептать нечто вроде молитвы. С очень большой неохотой убрав клинок, вернул.
- Я знаю его. Не хочу даже слышать, откуда он у тебя.
Пожав плечами, я все же сказала, несмотря на его заявление.
- Мне подарил хозяин.
Гном посмотрел на меня очень пристально и недоверчиво. Оглянулся на Арха. И только его кивок, разрядил ситуацию. Маг в отличии от гнома, уже видел его и был спокоен.
Гном поглядев снова на меня и его, шумно выдохнул. И собственно, действительно, что такого? Одна ветреная малышка, даже не прочтя, заглянув в книжку, становится суккубой. Затем, приходит к гному. Где собирает какие-то сломанные древни гномские машины, складывает камышки. А еще, ей давным-давно умершие, дарят всякие ножички. Ну чисто для чистки яблоков…
Бурча себе под нос, и похоже слегка в замешательстве, он потопал в свои, толи закрома, толи тайники.
Вернулся, неся нечто завернутое в пыльный могильный саван или поеденную молью, нательную рубашку. Встав в паре шагов, словно задумался, стоит ли отдавать принесенное. Решившись, вздохнул и вытянул из рубища красивый короткий меч. Ножны и рукоять, казались слишком массивными.
Собственно, мой кинжал, только благодаря ножнам выглядел кинжалом и был почти такой же длинны. Они могли составить хорошую пару. Не зря же Арх сам, учил меня биться двумя клинками? И словно читая мои мысли, гном коснулся рукояти, от чего меч, треснув пополам, распался.
- Вот.
Сказав это, буквально сунул мне рукоятями в руки. При этом, насупился, словно жалея сделанного и опасаясь передумать.
Я вытянула клинки из ножен. Лезвия слегка расширяющееся к концу, матово черная сталь. Рукояти непривычной, называемой у нас, юго-восточной, формы. Как у их кривых мечей, но на удивление, буквально влипающие в ладонь.
Крутнув клинки, немного испугалась. Они не с шипением рассекли воздух, а издали нечто похожее на трель.
- Соловьиная сталь.
Гном поморщился, видя в моих глазах вопрос.
- Птичка такая. Поют короче.
И буквально сунул мне в руки ножны, отворачиваясь, словно и правда еще боясь передумать. А я понимая, что старикан отдал мне нечто очень ему лично, дорогое, не дав ему отступить, опять поддавшись чувствам сгребла и крепко обняла, поцеловав в этот раз в щеку.
- Спасибо.
Только тут осознав, что никто по моему не знал, как же его зовут. Гном, кузнец, эй гном, старик… Подергавшись он затих, попытался что-то сказать, закашлялся. Шмыгнув носом, неуклюже погладил руку, просипев.
- Пусти, задушишь.
Пряча лицо и бурча, отошел собирать принесенное для Кара железо. Арх, отвернулся разглядывая один из верстаков. По мелко подрагивающей бороде, поняла, что он, беззвучно хохочет.
Кара ковыряла пальчиком пряжку доспеха, но по блеску глаз было видно, что также, выражаясь словами Арха, ржет как мерин. Но зная гнома, скорее прикусит свой хвост, чем это покажет. Ибо тот, заметив подобное, в гневе, может его и оторвать.
Разряжая ситуацию, отсмеявшийся Арх, сгреб с пола мое платье и украшения Кара, наладив нас обоих кивком на выход. Шли молча, и я все пыталась сложить мечи или подвесить их. Пока Арх не забрал и как-то не приладил мне их за спину, словно чем-то пристегнув.
Только уже на лесенке пройдя несколько пролетов, обернувшись, тихо сказал.
- Молодец. Растрогала старика.
Так же тихо рассмеявшись, добавил.
- Его лет двести никто не целовал, или больше гораздо. Даже спьяну или за деньги.
Я знаю где. Я знаю как.
Я не Оракул... Я - маньяк.
Аватара пользователя
RDL_python

 
Сообщения: 1559
Зарегистрирован: 27 апр 2015, 19:21
Откуда: Москва
Карма: 578

Re: Страшный Сказка.

Сообщение RDL_python » 20 июн 2019, 17:42

Туман. Промозглый густой утренний туман, словно соединял пространство вокруг и хмурое серое небо. Земля под ногами так же будто пропитанная этим холодом, сыростью и серостью казалась черной.
И посреди этого, зарождаясь из глубин тумана, начинает нарастать низкий гул. Он всё явственнее, ширится, и, кажется уже охватывает со всех сторон. Дойдя до стадии, когда будто и земля начинает его излучать, становится не столько тревожным, как давящим, пугающим.
Мгновение, другое и вот, уже правда, земля вибрирует. А сквозь всё нарастающий гул, становятся слышны, всхрапы лошадей. А сними, кажется и звон боевого металла, выкрик команд.
Но это, все, только кажется. Ибо разорвав в клочья пелену, появляется первый ряд закованных в сталь коней. Все что можно увидеть в этот миг, вычерненный и усыпанный шипами шанфрон и пейтраль. А далее…
Ничего нет далее, ибо - наступает тьма. И даже тот, кого сразу не сразила пика, а всего лишь смяло или искалечило ударом кованого копыта, проживает не более чем миг до рухнувшего на него меча или боевого топора, следующего конного латника.
Когда пики первых рядов тяжелеют или вязнут, всадник выхватывает длинный меч. А из последующего ряда на его место, выдвигается тот, у кого она не пущена в дело. И над льющейся из тумана в туман лавиной, лишь только грохот кованных копыт, и лязг стали о сталь, заглушающий предсмертные вскрики.
Минута, ругая, третья… И через клочьях рассеивающегося тумана становится видна земля, усыпанная изрубленными и втоптанными в неё останками. Парящая пока горячей кровью. Теперь, воистину, окрасившей её, в почти черный цвет…
Немного позже, сюда придут присланные собрать трофеи Стражи. Но обычно они не торопятся. Ждут, когда сойдет туман, а земля, пропитанная кровью, перестанет напоминать болотную жижу.

Впрочем, бывает и иначе. Вслед за Карающими, на месте истребления, появляются словно тени, люди, кутающиеся в длиннополые черные одежды с надвинутыми ниже глаз капюшонами. На их одежде или плащах, кроваво красные кресты с пламенем. Даже вороны, обычно открывающие пир-тризну, считающие такое своим законным правом, не смеют подлетать близко и сторонятся их. Что или кого они ищут в жутком смешении останков? Глупца, или слишком уж отважного, задать этот вопрос им, пока не находилось.
Пока…?
Мудрецы философы, знают, в утверждениях, есть теоремы, и есть аксиомы. И что даже доказанное и явное, в ином видении не так может стать явно и доказательно.
Порыв ветра относит рваный клок тумана, и перед пятью Ищущими, что обычно составляет Руку Действия, стоит воин, в легком кольчужном доспехе.
Лицо частью скрыто наличем или забралом, простого северного шлема. Потому глаз его за ним не видно. Но стоит он свободно, в позе, не ощущается страх или готовность к бою. И тем не менее, Ищущие, придерживая коней, останавливаются. Расступившись полукольцом напротив. А воин, словно ждавший когда они станут. Подняв руку, вполне ясным жестом, молча, указывает за их спины. Туда, откуда они появились.
Не проходит и нескольких мгновений, одежды ищущих озаряются вспышками. Вскрики боли и гнева, смешиваются с хрустом, когда оказавшийся меж них воин, выхватив одновременно меч и кинжал, поражает двух первых. Крайние, понимая, что амулеты бессильны, пытаются ударить. Кто магией. А кто, выхватывая оружие. Но воина, заслоняют, их же собратья и кони. Самый сообразительный, понимая, что и те и другие уже мертвы, обрушивает на них и воина заклинание. Но он, совсем не там. Проскользнув под крупом коня. Рядом. Ближе чем в шаге. И когда глаза замечают это, тело от живота вверх рвет вспышка холода пронзившей его стали. В глазах, еще только меркнет свет. А воин, выхватив из слабеющей руки умирающего меч, рывком перекидывает себя, через круп оседающего, убитого уже дважды коня. И выметнувшись меж развернувшимися оставшимися Ищущими, крест на крест, рубит передние ноги их лошадей. Крик раненого животного. Импульсивный рывок узды. Попытка соскочить с прянувшего коня. А мечи, уже находят новые жертвы. Вскрики, стон, клокочущий хрип захлебывающегося кровью. И посреди поля смерти, как монумент её апофеозу, нагромождение из пяти мёртвых коней, на паре из которых, как черные свечи, застыли обожженные остовы двух первых Ищущих.
Да. Ужас, что они вселяют в сердца своими деяниями - замыкает уста вопрошающих и обсуждающих. Но и самим, о подобном случившемуся, так же страшно говорить и вспоминать. Ибо видевших такое, нет. А следы, подобного, если не успеть их сокрыть, порождают неискоренимые среди черни, вредоносные легенды, о неком Возмездии…
Я знаю где. Я знаю как.
Я не Оракул... Я - маньяк.
Аватара пользователя
RDL_python

 
Сообщения: 1559
Зарегистрирован: 27 апр 2015, 19:21
Откуда: Москва
Карма: 578

Пред.

Вернуться в Сказки шаолиньских монахов

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1