Четыре года спустя. Западня

Модераторы: Александр Ершов, ХРуст, ВинипегНави

Re: Четыре года спустя. Западня

Сообщение КАРИАН » 01 окт 2015, 12:38

Бегство и встреча в лесу

Глава 11. Телус. Дорога на Рудню, в районе Длинного озера. Ноябрь 2065 года.

Они осторожничали. Даже при редком освещении, Вовка, аккуратно нёсший свой не столько тяжёлый, сколь неудобный свёрток, перемещался в основном по теневой стороне. Алексей, шёл за ним след в след, стараясь плотнее прижимать ружьё к боку. Непогода была бы им только на руку, но она уже менялась. Дождь прекратился ещё часа два назад, а теперь начал стихать и северный ветер. Стало заметно теплее и друзья не знали, радоваться этому обстоятельству, или нет. С одной стороны, заново пережить снежную трёпку - перспектива не из приятных, а с другой – такая скверная погода гарантировала и большую безопасность. Но прохожих не было, лишь раз, на дальнем конце одной из улиц, мелькнули два силуэта. Плотнее ухватив толстое цевьё вертикалки, Баринов решительно задвинул Вовку за спину и невообразимо долго всматривался в пустоту ночной улицы. Но она так и осталась безлюдной и никем не замеченные, они, наконец, подошли к окраинам городских построек. Света здесь уже не было и чёрные массивы домов, едва выделялись на фоне ночного неба. По расползшейся грязи идти было неимоверно тяжело и прикрываясь свободной рукой Баринов несколько раз щёлкал переключателем фонаря, пока они смогли попасть на утоптанное полотно объездной дороги.
Убрав фонари, друзья пошли по ней, с испугом поглядывая в сторону, жмущихся к обочине обезлюдевших на зиму домов, готовые в любой момент сигануть в подтаявшую грязь придорожной канавы. Но всё было спокойно.
Близкий шум взревевшего дизеля, неожиданно легко и настойчиво вклинился в слабеющий вой ветра. Увлечённые поиском дороги в почти непроглядной тьме, Алексей не сразу обратил внимание, на доносившееся с поля рычание надрывающегося двигателя.
Встрепенувшись от неожиданности, припомнив недавний испуг, он без раздумий бросился к ближайшему забору, успев крикнуть отставшему другу. Ему с трудом удалось продраться между колючими ветвями хмар, доходивших почти до груди и густо облепивших с этой стороны обочину широкой дороги. Усевшись на четвереньки, Алексей осторожно придавил одну из массивных лап. В поле, метрах в ста от него, обозначившийся в ярком свете фар, тяжело кренясь на бок, выворачивал огромный джип, широким корпусом напоминающий армейский вездеход. Мотор опять взревел в полную мощность и выплюнув из под колёс настоящий фонтан подтаявшей грязи, джип, наконец, выпрямился и остановился. Баринов, забыв о Вовке, с удивлением рассматривал его.
«А тачила-то… вроде, как и не местная» - Алексей, непонимающим взглядом, изучал застывшую машину.
«У муниципалов таких вроде тоже не было».
На крыше, сбоку от обычного прожектора, прямо над водительским местом был установлен какой-то странный, тлеющий неярким голубоватым светом фонарь, словно круг, обгрызанный со всех сторон ножницами. Баринову отчего-то, вдруг захотелось стать ещё незаметнее и он обрадовано подумал о своей предусмотрительности. Вовки к счастью, тоже, видно уже не было.
Размытые расстоянием световые конусы дёрнулись и вездеход медленно вполз на ообъездную грунтовку. Баринов осторожно отпустил пригнутую ветку и затаил дыхание. Мотор работал уже совсем рядом и перебивая его рокот, бешено просилось наружу сердце.
Неожиданно дизель смолк. Было слышно, как резко скрипнула дверь и кто-то тяжёлый и грузный, спрыгнул на землю. Если бы не ветки и ствол хмары, человек вполне мог наступить Алексею на голову.
-Слышь, Серый. Это, по-моему, не то место.
Негромко прозвучавший на ветру голос, принадлежал явно молодому парню.
-Ладно, гнать… Метис, врежь-ка дальним, - второй, хрипловатый и решительный, раздался чуть сбоку.
Алексей не успел полностью переварить услышанное, как резкий и неестественно яркий белый свет в одно мгновение залил окружающее пространство, вырывая из темноты корявые неструганные доски забора, вдоль него мелкую густую посадку, вместе с примятой жухло-рыжей травой и проступившей чёрными узкими полосами колеи дороги. Яркие чёрные тени, метнулись по сторонам и Алексей едва успел прижаться к земле, укрывшись за своей низкорослой, но достаточно широкой хмарой.
«Ни хрена себе» - только и успел он подумать, вжимаясь в холодный мёрзлый грунт. Выжигающий глаза свет, медленно прошёлся вдоль домов, туда и обратно.
-Странно, действительно никого.
-Говорю, это не то место. Там кран козловой виден был и элеватор. Дальше нужно ехать.
Видимо люди подошли друг к другу вплотную и теперь оба голоса звучали прямо над Бариновым.
-Метис, дай на экран инфракрасную подсветку…
-Засекут за зря, Серый. Нафига нам это нужно.
-Ладно, чёрт с тобой, пройдись дальним ещё раз и поехали - хриплый голос звучал уже не так уверенно. Глухо хлопнула, закрывшаяся дверь. Прожектор ещё раз медленно прошёлся по крайним домам и погас. Мотор заревел чуть громче и чёрная громада, почти сливающаяся с таким же чёрным небом, слегка покачиваясь, стала, наконец, удаляться.
-Ни хрена себе, - обрёл дар речи Алексей. Он встал, отряхнулся и осторожно выглянул из-за хмары. Красные огни джипа уже едва просматривались на укутанной мраком дороге.
«В город не пошёл, рванул дальше по объездной» - растерянно отметил про себя Баринов – «Что ж за ночь такая странная, или это с головой что-то не то…»
Ему ужасно захотелось чтобы она побыстрее закончилась. Он встал и только сейчас заметил идущего к нему Вовку.
-Видел? – поинтересовался он у друга. Тот лишь махнул рукой.
-Чёрт с ними. Уехали и уехали, нам тоже идти надо.
Они одновременно оглянулись в сторону уехавшего джипа. Машины с неизвестными, уже не было видно.
-Двинули, потом обсудим – и подгоняемый в спину напором ветра, Вовка быстрым, насколько позволяла скользкая дорога, шагом, пошёл в противоположном направлении.
Дойдя до пересечения с небольшой грунтовкой, Вовка с Алексеем свернули в лес. Они торопились, понимая свою уязвимость в чистом поле, где единственным укрытием, были только небольшие земляные кочки, с полёгшей и уже почерневшей на вчерашнем морозе травой.
Наконец, они вошли в лес. Пройдя метров пятьдесят, сошли с колеи и прошли чуть дальше под защиту деревьев. За крупным раскидистым кустом с толстыми в палец колючками, они остановились. Вовка, сразу полез в карман и с видимым облегчением закурил. Кто бы вчера ещё мог подумать, что этот мрачный холодный лес, будет восприниматься теперь, как самое надёжное и безопасное убежище. Алексей решил первым нарушить молчание.
-Теперь, что делать думаешь?
Как-то само собой командование перешло к его другу и к удивлению Баринова, тот и не думал отказываться.
-Чуть глубже отойдём и выйдем в сеть. Пусть считают, что мы спецом их в лес, типа тянем, и начинают шерстить окраинные дома. А нам нужно пересекать трассу и по той стороне, пробираться лесом на восток – Алексей неодобрительно хмыкнул, но Вовка предпочёл сделать вид, что не заметил - к Длинному озеру я предлагаю нарисоваться с Запада. Если что, вряд ли нас будут там пасти.
-Логично.
Алексей согласно кивнул. План он одобрил. Конечно, такой маневр не бином Ньютона для понимающего человека, но при наличии огромного числа более приоритетных направлений поиска, вряд ли сюда смогут бросить даже самые мизерные силы. Помолчали. Вовка докурил и сверив направление с компасом, который появился у него вместе с пакетом, уверенно зашагал между деревьев, уходя в сторону от едва заметного, даже в луче фонаря, дорожного прогала.
-Думаю, немного с дороги сойти.
Алексей не возражая, молча зашагал следом. Через несколько минут, они вышли на небольшую, укрытую плотными рядами молоденьких хмар и каких-то облетевших кустов, явно рукотворную полянку.
-Всё! Лучшего места не будет. Мы в лесу уже метров на четыреста, немало, но и немного, можно типа и назад вернуться. Так что резину тянуть нечего, раскладываемся и начинаем сеанс.
Вовка опустился на невысокий заросший мелким плотным мхом пенёк и осторожно развернул свёрток с ноутбуком на земле, прямо перед ногами. Он опять закурил. Алексей, примостив оружие на коленях, и заставив его подвинуться, уселся рядом. Наконец Вовка отбросил тлеющий бычок, поднялся и разложив на ровной поверхности пня комп, принялся обвешивать его какими-то незнакомыми Алексею деталями. После чего подсоединил небольшой аккумулятор и попросил Баринова пристроить на соседнем пеньке раскладную параболическую антенну, в результате небольшой трансформации, сделавшуюся размером с обычный зонтик. Закончив с периферией, он, вдавил небольшую круглую кнопку и виртуальный экран сразу засветился приятным голубым светом, ещё больше сгустившим окружающий лесной сумрак. Словно в тёмной комнате включили голографический декодер, и на Алексея, повеяло сразу чем-то спокойным и домашним. Глядя через Вовкино плечо, он не в силах был оторвать взгляд от этого экрана. Тот словно почувствовал его состояние и улыбаясь, мечтательно протянул:
-Ох, Николаич, как я хочу домой в любимое тёплое кресло, ты не поверишь. Любимый сериал и бутылочка настоящий конины, под завыванье вьюги...
Баринов невесело ухмыльнулся.
-Ты стихи писать не пробовал?
-Нет, а что?
-Да ничего, просто думаю, у тебя бы получилось.
Улыбка медленно сошла с его лица, глаза стали серьёзными.
-Всё, Вовка, не отвлекайся. Уходить нужно.
-Не переживай. Железо пока ещё на приёме. Нас засекут только после исходящего сигнала.
Через пару минут, он приглушенным голосом, зачитал Алексею окончательный вариант сообщения.

Председателю Совета директоров ДКО открытое акционерное общество «Союз колониальных промышленников»
Воронину А.М.
Генеральному директору РИЦ коммерческое предприятие «Корунд»
Степанцову Ю.С.
Командующему военизированной группировкой «Восток»
генералу Крылову Г.С.

Нас преследуют неизвестные лица. Вынуждены скрываться. Готовы прямо сегодня, встретиться с совместным патрулём на дороге Комрин-Рудня, в районе Длинного озера, по южному берегу. Время встречи в 10-44 утра. Схемы и карты укрыты в надёжном месте.

Патриоты «Союза колониальных промышленников»


Алексей, присев рядом на корточки, пересиливая гул в измученной за последние сутки голове, несколько раз заставил себя прочитать подвешенный над пеньком текст.
-Почему именно в десять сорок четыре?
-А пусть тоже головы поломают, идиоты мы, или чего задумали – мстительно сверкнул глазами Вовка и Алексей с удивлением посмотрел на него. Он столько нового узнал в эту ночь о своём друге, что на такую мелочь можно было не обращать внимания.
-Тогда нормально. Давай отправлять.
Вовка вдруг заволновался и дрожащими пальцами стал поочерёдно открывать электронные адреса трёх группировок. «Союз» – сообщение отправлено, «Корунд» – сообщение отправлено, «Восток» – сообщение отправлено. Убрав с экрана последнее диалоговое окно, он устало выпрямился
-Всё Николаич, готово. Можно уходить.
Он встал, выключил переносную панель и на всякий случай поправил разъём антенного блока. На поляне сразу стало темно.
-А с этим, что?
Алексей кивнул на медленно угасающий экран ноута.
-Да ничего. Так и оставим. На какое-то время собьём со следа, они по любому, будут вынуждены заглянуть сюда, проверить активный маячок. Сообщения с усилителя будут уходить на спутник ещё двадцать минут, каждый раз с изменённым форматом. Пока ещё расшифруют...
Вовка накрыл выключившийся ноутбук пакетом и знакомым уже баллончиком, тщательно обработал всё кругом, включая себя и Алексея. Тот внимательным взглядом, исподлобья следил за ним.
-Ты случайно шпионские курсы не проходил?
-Несколько раз «Галактического рейнджера» смотрел. Любимый сериал - вяло отшутился Вовка и тяжело вздохнул.
-Сейчас не до шуточек. Выберемся, я тебе сам, потом всё расскажу, договорились? Николаич, теперь надежда на тебя, веди. Я ведь, так, в лесу только по краюшку могу и свою часть уже выполнил.
Сборы были недолгими, понимая серьёзность ситуации, Вовка даже отказался от обязательной сигареты. Ещё раз, бегло оглядев всё вокруг, подняв воротники и натянув поглубже шапки, светя себе под ноги фонарями, они какое-то время бежали по редкому лесу. Уйдя подальше, от места выхода в спутниковую сеть, Баринов выполнил несложные вычисления, на переданном ему навигаторе и взял направление на север. Дорогу от Рудни, они с нулевым азимутом пересекли примерно в километре от города и быстро углубились в ночной лес.

* * *

Бесконечная череда деревьев и зарослей непроходимого кустарника, вдруг сменялась, в последний момент возникающими прямо из темноты, неглубокими, иногда довольно широкими оврагами. Иногда, по дну таких овражков бежали быстрые мелководные ручьи, с ледяной, злобно бурлящей вдоль скользких камней, водой. Через четыре часа бессчётных подъёмов и спусков, ноги у обоих гудели так, что казалось ещё чуть-чуть и от них можно будет подзаряжать переносные аккумуляторы фонарей. СкАчки через последнюю балку, едва не закончившиеся общим купанием, были особенно выматывающими. Выбравшись по крутому склону на небольшую полянку, Вовка рухнул без сил и только минут через десять, смог достать часы.
-Мы в этих джунглях уже четыре с лишним часа, – прохрипел он обезвоженным ртом, пить из единственной фляги, Алексей пока не разрешал - Сигнал думаю, давно уже пойман, как и место его выхода, железняк уже ищут нас. Сколько мы прошкандыбали?
Алексей, прислонившись спиной к толстой сниге, не торопясь, изучал экранчик карманного навигатора.
-Дорогу на Рудню мы пересекли почти четыре часа назад, а всего отмотали за это время шестнадцать километров. Для такого виртуального ходуна, как ты, вполне олимпийский темп.
Вовке было не до шуток и он лишь устало поморщился
-А до места сколько? Ты же понял, куда мы двигаем. Мы примерно километрах в десяти, на петле к востоку от Длинного должны сесть.
Алексей увеличил карту. На лице его горел зеленоватый отсвет, делая застывшие черты лица резкими и грубыми.
-Вот наша стоянка. Азимут пока прежний, но через пару километра, южнее градусов на двадцать уходить будем, болото мы, считай, обошли. И топать ещё километров пять-шесть. Это если на самую границу с лугом, как ты показывал. Так, что время есть. Можешь смело, минут двадцать, дерьмо своё термоядерное послюнявить.
Вовка, не обижаясь на «дерьмо», не заставил себя долго упрашивать и тут же сунул за пазуху.
Через пятнадцать минут перекур окончился и они, всё же слегка скорректировав направление, двинулись дальше.
Ночь заканчивалась, в лесу на полянах, стал появляться туман. А где-то, часа через полтора, и сам лес стал редеть и они выбрались на вершину, усеянного гранитными валунами холма.
Перед ними лежал длинный и пологий спуск, оканчивающийся достаточно круто, в седловине которого и проходила нужная им дорога на Длинное озеро. Противоположная болотистая сторона грунтовой колеи, поросшая частыми рядками невысокого кустарника, скрывалась в плотном облаке утреннего тумана.
-Давай располагаться. Ждать ещё часа два, потом пойдём к озеру. Хотя… друзья наши новые, могут схитрить и тоже подгрести заранее. Вот и посмотрим.
Вовка, облюбовал местечко, за большим валуном, заросшим с обоих сторон густыми молоденькими хмарами, надёжно закрывающими его с дороги, и тут же закурил. Алексей раздражённо посмотрел на него:
-Вовка, ты уже, как паровоз дымишь. Плохо не станет?
-Плохо станет, если перестану. Я без тоника сдох бы давно - вяло отмахнулся он. Алексей сплюнул.
-Ты смотри, со своим огоньком не высунься, а то нас за километр срисуют и дым получше разгоняй… мало ли что. Туман-то, только на той стороне, в низинке – и не ожидая ответа, достав нож, пошёл резать лапник. Выбрав удобную ямку между двумя наполовину вросшими валунами, хорошенько укрыл им холодную землю.
-Ты встал бы с земли, пока яичницу не отморозил. Или не нужна уже?
Вовка устало фыркнул.
-Не отморожу, не переживай.
-Мне-то что переживать, у тебя теперь найдётся кому.
-Николаич, ты опять за своё.
-А ты не будь идиотом, - Алексей, так и не успокоился, его по-прежнему беспокоил ночной Вовкин рассказ о его тайной подруге и не ожидая ничего хорошего от этого знакомства, он опять, попытался поговорить с ним, - мало, что ли девчонок не занятых. Ты же в штабе постоянно торчишь, выбрал бы давно. Что вас, молодых, вечно на подвиги тянет.
Но Вовка, то ли от усталости, то ли его действительно стали раздражать постоянные советы старшего друга, но в этот раз спорить он был не расположен.
-Николаич, не надоело? Женись – не женись, серьёзно – несерьёзно… Какие нах в штабе «не занятые девчонки»? Если она незамужем, это ничего не значит. Я вообще не могу на этих шалав дешёвых смотреть. В Мэрии, полгода назад появилась одна, так на неё Шмель твой, сразу глаз наложил... с катушек слетел, говорят, обещал «всенародно избранного» грохнуть. А остальные… тьфу, пробу ставит некуда.
-А ты, свечку типа держал?
-Всё Николаич, ты мне за ночь, весь мозг выпил. Не до этого. Дай посидеть спокойно, нас, может, убивать через час начнут… - и демонстративно отвернувшись, Вовка опять полез за сигаретой.
-Типун тебе на одно место.
Баринов сплюнул, но цеплять друга перестал. Тщательно устраиваясь на своей хвойной подстилке, он долго и недовольно бурчал, что-то про молодых циников, которые ни во грош не ставят советы таких понимающих людей как он, из-за чего всем потом может нехило прилететь по шапке… Но Вовка не реагировал и он вскоре замолк. Чтобы как-то убить ожидание, занялся осмотром ружья. В темноте уронил один патрон и долго ползал на коленях, царапая руки о жёсткие иголки в его поисках. Наконец патрон занял положенное ему место в стволе и Баринов с сожалением отложил вертикалку в сторону.
Но ему явно не сиделось. Несмотря на слабость и боль в измученных ногах, Алексей опять встал и попытался взобраться на огромный валун, давший им прибежище. Вот только оказалось это совсем не просто, нога в последний момент дрогнула, он ободрал руку о скользкий камень и оставил это занятие. Тупая боль в груди, от когда-то сломанной ключицы стала ещё сильнее, но волнение, не давало ему оставаться на месте. Он вернулся к верхушке холма, надеясь, что оттуда увеличится просматриваемое пространство, но оказалось, что вросшие в косогор валуны, наоборот его только уменьшили и раздосадованный он вернулся назад.
Закутавшись поплотнее в широкие полы плаща, опять лёг на наваленный лапник и пристроился отсюда наблюдать за дорогой. Всё-таки Баринов первый увидел, как с запада, совсем с другой стороны - со стороны озера, показались светящиеся пятна автомобильных фар. Сердце сразу зашлось в бешенной гонке, но стало даже, как будто легче.
-Едут, Вовка. Готовься.
Алексей выглянул из-за кустов, но далеко выйти не успел. Вовка стремглав прыгнул ему на спину.
-Ложись, Николаевич. Это не наши, это с другой стороны…
Он не успел ещё договорить, когда и Алексей понял свою ошибку. По дороге, неспешно вращая по сторонам двумя прожекторами, ползла, невидимая в темноте, машина. Прожектор, освещающий левую сторону, был установлен сбоку намного ниже первого. Не доехав метров пятьдесят, до места, где скрывались беглецы, машина остановилась. Тускло высветив салон, почти сразу открылись двери. Баринов медленно сел, не отводя от подозрительной гостьи взгляд.
Пройдясь ещё раз по сторонам вдоль дороги, прожектора вырубили дальний свет и сразу навалилась темнота. Воспользовавшись этим, Вовка, с Алексеем не вставая с земли, быстро перебрались в свое недавнее укрытие.
-Старайся не двигаться. Могут скан кинуть, тепловизор сюда вряд ли добьёт, но шевеление могут засечь, лучше подстраховаться, – еле слышно прошептал Алексей и сам замер, постаравшись принять позу поудобней.
Словно в ответ на его слова, от машины отделился человек и со светящимся экраном пошёл в их сторону по дороге. Возле джипа тем временем началась шумная возня. Выгружали, что-то из удлинённого багажника, слышен был звук металлических ударов и треск ломаемого дерева. Алексей, сквозь ветви внимательно наблюдал за всем этим, стараясь ничего не пропустить. Вот отделился ещё один человек и понес что-то длинное, прямо к кучке молоденьких хмар, раскидавших свои колючие ветки на небольшом взгорке, на другой стороне дороги. За ним, оскальзываясь на подтаявшей земле, второй тащил какие-то небольшие коробки.
-Ёжь твоё! Это же пулемёт…
Алексей недоумённо посмотрел на Вовку. Автоматическое оружие в буферной зоне было под строжайшим запретом. Только некоторые специализированные команды имели право на ношение и применение укороченных стволов. Но пулемёт…
Сомнений никаких не оставалось, здесь устраивается самая настоящая дышащая смертью ловушка, только вот на кого и кем?
Вовка придвинулся к нему и взволнованно зашептал:
-Николаевич, сюда отряд «Востока» должен выходить... Что делать-то будем?
Алексей только покосился на него, теперь это не имело уже никакого значения. А на дороге продолжалась работа. Ещё четыре человека потащили длинные, видно тяжёлые ящики и что-то толстое и короткое назад по дороге. Сколько Алексей мог видеть, они поднялись по склону, скрывшись среди больших деревьев, уже на их стороне. Путь отхода, к месту назначенной встречи, был окончательно отрезан. Оставалось только надеяться, что и сзади их никто ещё не обошёл. Через пару минут, окончательно разгрузившись, джип глухо взревев мощным мотором, легко развернулся и выплюнув похожее на туман облако выхлопных газов, исчез в том же направлении, откуда так внезапно появился. На дороге стало опять темно и тихо.
Налетел несильный ветерок. На противоположной от притаившихся друзей стороне, туман, разгоняемый ветром, стал медленно отступать, постепенно открывая прямо под ними, слабо различимый во тьме, поросший жидкими кустами луг. Время уныло плелось, отстукивая наперегонки с сердечным ритмом, свои бесконечные секунды. Кажется, прошла вечность...
Но вот лёгкий порыв ветра донёс с дальней лесной опушки, там, где ныряла дорога, уходящая дальше, почти строго на восток, кокой-то посторонний звук. Минута томительного ожидания… и вот в тумане проявилась светящаяся полоска, и он всё быстрее стал наливаться ярким электрическим светом, видимо сказывалась работа поставленных на полную мощь прожекторов, а ещё через минуту, из-за дальнего склона выплыла целая вереница огней. Определить марку и принадлежность машин, на таком расстоянии, было невозможно. Сияние фар и прожекторов слиплось в молочнобелые огромные шары, казалось, что это выползает из тёмной норы огромная фосфоресцирующая гусеница.
Колонна медленно приближалась. Вовка и Алексей, в застылом напряжении, всматривались в эту почти фантасмагорическую картину. И вот, как на замедленной фотографии, начали проявляться контуры двух головных машин, идущих со значительным отрывом от остальных. Впереди, аккуратно прощупывая фарами неровную поверхность, грузно переваливался на ухабах размытой дождём грунтовки, бронированный армейский УАЗ. Камуфлированный в серо-зелёный цвет, с большой, неразборчивой красно-чёрной эмблемой на капоте, он неторопливо выполз на последний прямой участок.
Алексей давно уже вопросительно поглядывал на Вовку, тот сидел на коленях, сильно пригнувшись за невысокой ёлкой и зачарованно следил за колонной.
-Вовка, это точно наши?
Но парень не отвечал, он не мог отвернуться от медленно ползущих огней. Алексей придвинулся к нему почти вплотную.
-Вовка, нужно что-то делать, эти же – Баринов кивнул вниз – ждут их.
Вовка, наконец, услышал и растерянно проговорил
-Что мы сделаем, Николаич?! Может пронесёт, а…
Странно, но именно эта неуверенность и испуг друга придали Алексею решимости.
-Кого бля, пронесёт? Нас что ли? Они же к нам на помощь едут.
Баринов опять метнулся взглядом к тому месту, где укрывались неизвестные.
-Суки…
Там было темно, пустынно и тихо, ничто не указывало на смертельную ловушку, расставленную два часа назад. За спиной до леса, не больше десяти метров, если хорошенько пригнуться… И вдруг отчётливо, перед мысленным взглядом, всплыло скривившееся лицо пулемётчика, прищуренным глазом выцеливающего первую машину.
Ещё минута и колонна поравняется с ними и Алексей, отгоняя поднявшуюся к горлу слабость, всё-таки решился.
-Подай ствол.
Вовка удивлённо повернулся к нему.
-Зачем? Что ты задумал?
-Давай быстрей, времени нет...
Баринов нетерпеливо подвинулся и выхватил из его застывших рук вертикалку. Машинально, совсем не чувствуя холода металла, переломил, с удовлетворением разглядел тускло отсвечивающие латунные кольца в обоих стволах. Привычная и надёжная тяжесть оружия, немного уняла расходившуюся по телу дрожь.
-Дай ещё парочку.
Побледневший Вовка во все глаза смотрел на него. Уже на ходу, Баринов успел выхватить протянутые патроны, и больше не скрываясь, в полный рост стал быстро спускаться к дороге.
До первой машины оставалось уже не более ста метров. Выскочив под свет фар, Алексей не прицеливаясь, поочерёдно из двух стволов, пальнул по нависшим над дорогой кустам, в то место, где по его наблюдениям оставался пулемётчик. Яркие вспышки слились в одну, а звуки выстрелов гулко ударили по ушам, отозвавшись далёким лесным эхом. УАЗ, вспыхнув дальним светом, остановился.
Ослеплённый Алексей переломил ружьё, ссыпая опустевшие гильзы под ноги. Упав на колено, стараясь ниже прижаться к дороге, дрожащими руками на ощупь попытался воткнуть оставшиеся патроны.
Цели своей он достиг. Ветви, ближайшего к дороге куста разошлись в стороны, оттуда скользнув сошками по ледяной корке, высунулся тонкий и хищный ствол ручного пулемёта. Алексею, наконец, удалось вставить один патрон...
Сноп пламени, вырвавшийся из потревоженных кустов, сразу оживил унылый пейзаж. Ударив трассирующим, слепяще белым пунктиром, рухнувшего в придорожную канаву Баринова, плюющийся огнём ствол, переметнулся к УАЗу. Мгновенно ссыпались разбитые и погасшие фары... Заискрив выше по бронированному капоту, длинная очередь успела ослепить, затянув плотной сетью мелких трещин лобовое стекло, но на секунду раньше, из распахнутых дверей УАЗика, в обе стороны выпрыгнули несколько человек, в одинаково серой камуфлированной форме.
Одновременный огонь четырёх автоматов, под корень срезал ветки кустарника, но они всё били и били, брызгая комьями смёрзшейся земли. Разбитый дымящийся пулемёт, пополз вниз, медленно скользя по склону. Но это был не конец, ответный удар не заставил себя ждать. Глухо охнув, где-то вверху, между деревьями, местами сливаясь с холодным предрассветным туманом, уже тянулся к машине изогнутый дымный след.
Уазик легко, как игрушечный, вдруг подскочил подхваченный огненным шаром и разваливаясь в воздухе, рухнул бесформенной грудой горящего, искорёженного метала обратно на дорогу. Над Алексеем, вжавшимся в ледяную каменистую землю, прокатился грохот близкого разрыва. Вторая машина - обычный микроавтобус, противно заскрежетав тормозами, пошла юзом и чуть не опрокинулась в кювет. Из верхнего люка по пояс высунулся боец и оглушительные раскаты тяжёлого станкового пулемёта, заработавшего прямо на её крыше, понеслись над горящей дорогой.
-Дах-дах-дах-дах… зло и яростно надрывался крупняк Владимирова – добрая, старая палочка выручалочка Российской армии... Машину затрясло, как в лихорадке, по капоту, беспорядочно кувыркаясь в воздухе, забарабанили крупные гильзы, хорошо различимые в отсвете беснующегося пламени.
Побелевший Баринов попытался ещё плотнее вжаться в промёрзлую землю. Крупнокалиберные пули с тяжёлым гудением порвали воздух над его головой и уходя выше, гулко застучали по стволам величественных лесных сниг, расщепляя и отрывая от них огромные куски древесины.
Четыре быстрые тени поднялись от земли и низко пригибаясь, проскочили освещённый пожаром участок дороги, словно испарившись в темноте, за кустами. Где-то там, уже на опушке леса, бросились искать они свою невидимую жертву.
Пулемёт сразу замолчал, продолжая настороженно водить по сторонам дымящимся толстым стволом, с широким раструбом пламегасителя на конце. Наступившая, оглушительная тишина, монолитным прессом сдавила голову и не рискуя подняться, Алексей лежал до тех пор, пока кто-то, бесшумно подошедший сзади, не постучал ему сапогом по ноге.
-Жив, герой?! Вставай, наши победили.
Алексею помогли подняться и он смог, наконец, осмотреться. Заметил искорёженный пулемёт с растянувшейся, словно дохлая змея, лентой. Кто-то согнувшись, пытался спустить вниз бесчувственное тело пулемётчика. Вовка уже шёл, с двумя широкоплечими бойцами к машинам, что-то объясняя им и оживлённо жестикулируя руками. Они стороной, прошли мимо горящего УАЗика.
Возле машины с пулемётом, Алексей и сам задержался, с интересом рассматривая сварную конструкцию турели на её крыше. Действительно, это был Владимиров, (крупнокалиберный пулемёт Владимирова), танковый вариант, снятый видимо с БТРа и местными умельцами, смонтированный прямо на крыше гражданского микроавтобуса.
-Проходи, проходи… не задерживайся, - легонько, но настойчиво подтолкнул его в спину, высокий поджарый боец, в такой же, как и у остальных серой пятнистой форме, с яркой чёрно-красной эмблемой «Восток» на рукаве. Где-то далеко, за изгибом дороги, громыхнул одиночный выстрел. Словно ожидавшие подобной команды, бойцы быстро затолкали друзей в небольшой пассажирский автобус, оставленный метров за сто от места скоротечного боя и остаток колонны, с трудом развернувшись на узкой обледенелой колее, медленно потянулся в обратную сторону. На дороге остался только остов догорающего УАЗа и гражданский сарай с пулемётом.
«Этих четверых, наверное, ждать будет», - глядя в окно, безучастно, подумал Алексей. Только сейчас он почувствовал жгучую боль в левом боку… и сразу закружилась голова.
-Вовка… в меня кажется, попали.

* * *
— Ну что, издаёшь, наконец, свою книгу?
— Книгу? А я решил уже сжечь её для пользы человечества. Что ты это вспомнил о ней?
М.Горький
КАРИАН

 
Сообщения: 302
Зарегистрирован: 18 апр 2015, 23:34
Карма: 449

Re: Четыре года спустя. Западня

Сообщение Raysen » 01 окт 2015, 14:00

Замечания по главе 4

Алексей с интересом начал всматриваться в карту


всмотрелся

едва удержался на ногах, успев наткнуться на стену.


наткнувшись
да и избавишься от повтора "успев" в следующем предложении

Огненный комок быстро скользнул в низ, обжигая гортань и быстро растворяясь в груди


повтор

Вовке пошло хуже. Зашедшийся в кашельном спазме он согнулся, упираясь руками в стол.


Вовке пошло хуже: он зашёлся в кашельном спазме и согнулся, упираясь руками в стол.

укрытую тонким дождевиком фигуру их последнего клиента, на встречу с которым Алексей и тогда сопровождал бригадира. Его уверенная, слегка высокомерная физиономия, не понравилась сразу


Стоит переделать немного. А то получается, что Баринову не понравилась высокомерная физиономия бригадира :)

... Алексей и тогда сопровождал бригадирана на встречу: до сих пор в мелочах помнил тот холодный вечер, мрачное, по-зимнему чёрное небо и укрытую тонким дождевиком фигуру их последнего клиента. Его уверенная, слегка высокомерная физиономия, не понравилась сразу.

Он продолжал говорить мягко и успокаивающе


говорил

хотя вряд ли он смог бы объяснить, что именно, кроме внешности заказчиков не нравится ему в этом деле.


объяснил бы

Заказчик принял вызов спокойно, лишь тонкие пальцы его обеих рук,


Заказчик принял вызов спокойно. Лишь тонкие пальцы рук...

Баринов слишком хорошо успел изучить своего командира и теперь не мог понять его молчания.


...изучил...не понимал...

всё ли правильно он тогда сделал, не предал ли память своих друзей тем


лишнее

Познакомились они на Земле, далеко не в лучшие часы своей жизни


лишнее

дочитал первую часть.
чем дальше, тем интереснее :)
Дорога Домой
Умей видеть возможности там, где другие видят проблемы и препятствия.
Делая что-либо для кого-либо, рассчитывай на взаимность, но всегда с оглядкой на то, что никто никому ничего не должен.
Аватара пользователя
Raysen

 
Сообщения: 2487
Зарегистрирован: 21 сен 2015, 12:38
Откуда: Плеяды
Карма: 2817

Re: Четыре года спустя. Западня

Сообщение КАРИАН » 01 окт 2015, 18:41

Спасибо. В оригинале всё исправил. Не знаю, вот тянет меня на эти двойные глаголы - мог сделать, успел начать, продолжал говорить... С ними кажется действие солиднее, что ли, а уберёшь, ничего не меняется, а на краске, хоть и виртуальной, всё же экономия :D
И конечно засилье этих - своих. Вроде понимаю, что можно не уточнять... Постараюсь дальше повнимательней.
— Ну что, издаёшь, наконец, свою книгу?
— Книгу? А я решил уже сжечь её для пользы человечества. Что ты это вспомнил о ней?
М.Горький
КАРИАН

 
Сообщения: 302
Зарегистрирован: 18 апр 2015, 23:34
Карма: 449

Re: Четыре года спустя. Западня

Сообщение Raysen » 01 окт 2015, 20:46

КАРИАН писал(а):Спасибо. В оригинале всё исправил. Не знаю, вот тянет меня на эти двойные глаголы - мог сделать, успел начать, продолжал говорить... С ними кажется действие солиднее, что ли, а уберёшь, ничего не меняется, а на краске, хоть и виртуальной, всё же экономия :D
И конечно засилье этих - своих. Вроде понимаю, что можно не уточнять... Постараюсь дальше повнимательней.


согласен... звучит и кажется солиднее
но от этого глагол становится тяжёлым, массивным, текст хуже читается
Я тоже ими изрядно нагрешил в черновом варианте романа.

на самом деле не меняется смысл, но текст становится глаже, плавнее, а глаголы - оживают :)

"Свои" - тоже хороши, но на своих местах. Там где можно без них - смело удаляем. ни к чему перегружать текст.

«Ненужные слова опускать», Уильям Стрэнк, «Элементы Стиля». Правило семнадцать в главе «Принципы композиции».
Есть простой способ понять, нужное это слово или нет: закройте любое слово в предложении пальцем, если без него смысл не теряется – вычеркиваем. Если без предложения абзац не теряет смысл – вычеркиваем. Ну, и, соответственно, «Если без этого абзаца…»
Дорога Домой
Умей видеть возможности там, где другие видят проблемы и препятствия.
Делая что-либо для кого-либо, рассчитывай на взаимность, но всегда с оглядкой на то, что никто никому ничего не должен.
Аватара пользователя
Raysen

 
Сообщения: 2487
Зарегистрирован: 21 сен 2015, 12:38
Откуда: Плеяды
Карма: 2817

Re: Четыре года спустя. Западня

Сообщение Raysen » 03 окт 2015, 08:31

Читаю 5-ю главу. Всё шло гладко, без спотыканий до этого места :)

Только здесь в вездеходе сопровождения, Шмель смог, наконец, обрести некоторое состояние душевной усталости и покоя


наконец, обрёл

Коржавин к женщинам был совершенно равнодушен и нейтрален


почему "был"? он больше не равнодушен и нейтрален?.. или он умер? :)
лишнее - удалить :)

И к бабке не пришлось бы ходить, если бы не он, со своими неожиданными чувствами, пришлось бы Снежанке опробовать на мягкость мэровскую подушку


повтор
Дорога Домой
Умей видеть возможности там, где другие видят проблемы и препятствия.
Делая что-либо для кого-либо, рассчитывай на взаимность, но всегда с оглядкой на то, что никто никому ничего не должен.
Аватара пользователя
Raysen

 
Сообщения: 2487
Зарегистрирован: 21 сен 2015, 12:38
Откуда: Плеяды
Карма: 2817

Re: Четыре года спустя. Западня

Сообщение КАРИАН » 03 окт 2015, 13:50

Raysen писал(а):Читаю 5-ю главу. Всё шло гладко, без спотыканий до этого места :)
Только здесь в вездеходе сопровождения, Шмель смог, наконец, обрести некоторое состояние душевной усталости и покоя

Такие общие рассказы, кажется моё самое слабое место. Спасибо потихоньку исправляю всё в оригинале. Может потом просто обновлю полностью главы.

Пока продолжение.

Сводная группа «Союза»

Глава 13. Телус. Дорога со стороны Рудни, район Длинного озера. Ноябрь 2065 года.

В обеих рудненских группировках кипела работа. Мобильная группа «Союза», каким-то чудом была всё же собранна в эти ночные часы. Пришлось даже поднять мэра с постели, для согласования с муниципальной властью, разового вооружённого мероприятия. Необычно притихший, с заспанными испуганными глазами, смотрел тот на ворвавшихся в гостиницу злых и нервных безопасников. Корундовский зам Торос, с выразительной гримасой, только что обворованного на сельском рынке палача, сунул ему под нос, сразу целую кипу документов. Потупившийся Хорёк, молча подмахнул всё оптом, после чего к его неописуемой радости, вся шумная компания тут же вывалилась на улицу. Успевший завершить формирование команды за полчаса до выезда, Бирюков, всё-таки безнадёжно опаздывал. Выехали они, как раз вовремя, согласно утверждённого, общего с корундами графика. Вот только по пути произошло не предусмотренное никакими нормами событие. На пути к месту встречи, на развилке Рудненской городской и объездной трассы, у микроавтобуса с их основной группой огневой поддержки, на одном из поворотов, зажевало и порвало покрышки сразу двух колёс. Одна из двух запасок, была ничуть не лучше. Композитные рёбра нагрузки, так называемые жёсткие спицы, оказались в глубоких трещинах, будто специально порезанные ножом. При движении на одних только мягких, колесо едва не загорелось. Температура почти мгновенно превысила критическую, в салоне раздался резкий пронзительный писк и опытный водитель успел выскочить с огнетушителем. Бирюков мысленно чертыхнулся:
«Просил же дать отделовский автобус… Повышенная проходимость, в такую погоду не последний козырь. Так нет же… вдруг для поисковых работ потребуется… Теперь расхлёбывай.»
Словно в насмешку, резина на том автобусе, как раз стояла армейская, повышенной прочности, как и конструкция в целом, полностью несгораемая. Чёрт бы побрал, этих штабных!
Пока привезли с базы замену, время было безнадёжно потеряно. И теперь, заместитель начальника Службы Безопасности Северо-Восточного крыла акционерного общества «Союз», сгорбившись на переднем сиденье, недовольно смотрел в окно. В недавнем ещё прошлом десантник, высокий и со спортивной фигурой, он выглядел очень молодо для своих сорока двух лет. Зачёсанные назад, тёмные волосы открывали массивный крутой лоб, а щегольская тонкая ниточка усов, под крупным немного крючковатым носом, делали его совершенно непохожим на бывшего военного. Мысли его были мрачнее тянущегося за окном леса. Как же не вовремя случилось это опоздание. Осталось только приехать к шапочному разбору, или вообще никого не застать. До обговоренного ещё на ночном совещании места встречи, ставалось ещё минут пятнадцать езды. Он уже видел мысленным взором, неприятную встречу со своим прямым руководителем - Начальником эСБэ «Союза» Смольским. Полностью уйдя в себя, он готовил и тщательно подбирал оправдательные слова, мысленно проговаривал интонацию, с которой будет их произносить. О встрече с Ворониным, даже думать не хотелось. Последнее время, ему не очень везло на этой, не совсем привычной для него службе. Взять хотя бы трёх пропавших на днях сотрудников, его подчинённых...
Пропали неожиданно и при странных обстоятельствах. Большой отряд в тринадцать человек, сопровождал и обеспечивал охоту Кравчуку, заместителя руководителя одного из Телусских министерств, прилетевшего по такому случаю в Черноряжск из самого Игумово, столицы Российской зоны влияния. Распорядителем и принимающей стороной неформального визита, выступил «Союз», и Бирюков лично отправил за высоким гостем, в Черноряжский аэропорт, отделовский автобус.
Одним из счастливчиков, включённых в состав принимающей делегации, должен был оказаться, как раз он, Бирюков Степан Олегович. Подвёл голеностопный сустав, как бывало уже не раз при резкой перемене погоды, последствие ещё старой травмы – неудачного приземления на дерево. Ноющая боль в ноге, не позволила отправиться на эту охоту. Он сильно тогда расстроился. А вышло вот как...
Охотничий отряд сначала не вышел в условленное время на связь. Потом с экранов радиолокационного слежения, исчезли пассивные отметки всех персональных коммуникаторов. Из-за бушующего тайфуна, поисковый вертолёт, смог подняться в воздух только к вечеру следующего дня. Облёт зоны, где пропал отряд, результатов не дал. Работающая там же, наземная поисковая группа, тоже похвастаться ничем не смогла. Следы, если и были оставлены опытными проводниками, то к этому времени непогода смогла от них избавиться. И хотя конкретных претензий самому Бирюкову никто не предъявлял, маленькое грязное пятнышко, даже пока только тень, в его до этого безукоризненном личном деле, можно считать появилось. Пока оно затаится, где-то в невысказанных замечаниях, где-то в недописанных благодарственных строчках аттестации, в косых недовольных взглядах руководства. Терпеливо будет ждать, когда объявится другое похожее пятнышко, чтобы тут же слиться с ним, потом ещё с одним и ещё…, чтобы потом, превратившись за это время, в огромную бездонную лужу, разом утопить его радужные мечты и надежды о благополучной карьере.
-Степан Олегович, смотрите… - удивлённый голос водителя вывел его из задумчивого оцепенения, - Вроде дым.
Действительно, из-за поворота лесной дороги, едва различимый на фоне ночного неба, тянулся к облакам столб клубящегося чёрного дыма.
-Стреляют. Вы, слышите Степан Олегович?
Водитель, ещё больше приоткрыл окно. Теперь и Бирюкову стали слышны глухие, скраденные высокими деревьями, выстрелы. Он прислушался. Редкие почти неразличимые хлопки АКСУ, штатного оружия Служб Безопасности группировок, перекрыл долгий и настойчивый стук ручного пулемёта. По звуку Бирюков определил, что долбит что-то из «единых», под винтовочный патрон. В Безопасности «Союза», такого оружия не было. Он схватился, было за коммуникатор, нажал кнопку включения передающего устройства, но в последний момент передумал. Докладывать пока было нечего.
-Глуши пепелац, Серёжа!
Он выскочил из резко тормознувшего УАЗика и замахал руками, идущему метрах в двадцати, белому микроавтобусу, указывая место для остановки.
-Личный состав к машинам, водители на месте. Оружие к бою, - крикнул он, своему помощнику высунувшемуся из кабины микроавтобуса. Старший второй машины, Костик Шитько на секунду исчез в салоне. Обе машины встали вплотную друг за другом, вырулив с узкой и разбитой колеи лесной дороги. С двух сторон, чёрной безжизненной стеной подступал лес. Впереди, вырванная из темноты дальним светом фар УАЗа, начиналась неширокая лесная поляна, с исчезающей за поворотом дорогой. За этим поворотом, на расстоянии, уже меньше километра и начинался берег Длинного озера, конечный пункт их маршрута. Предположительно, как раз оттуда и доносились звуки самого настоящего боя, и теперь, поднимавшиеся к небу клубы дыма были заметны гораздо лучше.
-Оружие к бою! За мной...- Бирюков, повернул голову.
Сотрудники оперативного отделения Безопасности, ехавшие с ним в УАЗике, передёрнули затворы автоматов и щёлкнули предохранителями. Ошеломлённый Бирюков замер...
Из микроавтобуса потягиваясь, нехотя и по одному вылезали бойцы сопровождения. Вооружение их составляли многозарядные полуавтоматические карабины. Гладкоствол, но хоть что-то. Прикомандированы они были только на эти сутки, из какой-то охранной команды.
-Твою ж поперечину… вот уроды.
Отслуживший двадцать лет в десантных войсках Минобороны РФ, подполковник запаса Бирюков, медленно выходил из ступора. Пришлось возвращаться назад и идти к автобусу.
-Толик, бля… приводи эту банду в чувство, поскорее. За лесом бой… - они прислушались, стрельба к этому времени прекратилась, - дым видишь?
Он махнул рукой в ту сторону, по ходу дороги и не дожидаясь ответа, отдал приказ
-Двигаемся к озеру напрямик через лес. Здесь метров триста. Не болтать. Не растягиваться. Без моей команды огонь не открывать.
И глядя, на вытянувшиеся сразу лица охранников, добавил:
-Если хотите назад вернуться, не высовываться. Я слышал пулемёт. Это вам не водку после смены жрать. Шитько, замыкающим, остальные за мной, бего-ом… марш!
Лес, был не густой, по большей части на пути попадались сниги, реже невысокие осыпавшиеся кусты и чахлые хмары. Иногда приходилось перебираться через поваленные ветром тощенькие деревца, продолжавшие крепко цепляться за землю, вывернутыми наружу корнями. В темноте это оказалось совсем не просто. Отряд растянулся. Но вот деревья стали редеть и они выбрались на берег озера. Дорога, идущая за лесом по большой петле, подходила к берегу в несколько сот метров южнее.
Придержав сотрудников отдела и оставив их наблюдать за собирающимися охранниками, Бирюков осторожно выглянул из-за деревьев. Им в какой-то степени повезло. Несмотря на окружающую темноту, поле недавнего боя было хорошо освещено. Несколько фигур, человек восемь-десять, бродили между тремя ярко горевшими машинами, наклоняясь и осматривая тела, в беспорядке разбросанные вокруг них. Вдоль воды отчётливо пронеслось эхо одиночного выстрела.
«Раненных добивают. Вот суки...»
Он знал в Безопасности «Корунда» практически всех, и теперь потрясённый открывшейся ему картиной, Бирюков судорожно сжал кулаки. Приступ злобной ярости накатил, как всегда внезапно. Захотелось подбежать, чтобы не целясь, прямо с пояса расстрелять, лениво двигающиеся тёмные силуэты. С трудом, подавив опасное желание, Степан Олегович оглянулся на собравшийся отряд. Подождал слегка запыхавшегося Костю.
-Костик, я беру двоих наших и выхожу вот на ту большую снигу, возле горящей машины. Видишь, где кусты подтянулись почти вплотную?
Он рукой указал направление, пригнувшемуся к нему Шитько.
-Ты, через пару минут, начинай подтягиваться со своим стадом, смотри только, чтобы за жопу не взяли раньше времени. Как мы начнём, сразу подхватывай. Снайпера оставь здесь. Посади его чуть выше вот на том бугорочке и пусть не спит. Я пулемёт слышал. Если заработает, пусть давит, не мешкая. И бычару, какого посмышлёнее, оставь с ним, пусть прикроет. Мало ли... Всё, мы двинули.
-Ни пуха…
-К чёрту!
Три пригнувшиеся тени, быстрым шагом отошли с берега и растворились в лесу. Шитько негромким голосом начал ставить задачу, сгрудившимся вокруг него охранникам.
Очень быстро, группа Бирюкова, пользуясь прикрытием молодых рассадок, подобралась метров на тридцать, к горящей машине. Неизвестные, уже заканчивали обыск трупов. Даже отсюда было видно, что противник у них серьёзный. Как один поджарые, затянутые в зелёно-коричневый камуфляж с бронированными жилетками на груди, они держались уверенно и спокойно. Знаками, показав одному из сотрудников держать тыл, подполковник, стараясь не задевать кусты, подполз ещё ближе. Увиденное, здорово ему не нравилось. Это были настоящие бойцы… Вооружены все однотипно – в ременных кобурах пистолеты, даже сотые, под пятёрку калаши, одинаково висели на плечах стволами вниз. На головах, обёрнутые камуфляжем стальные шлемы.
«Леший их забери, кто же это такие?»
Первая мысль, что нападение организовали вероломные «Востоковцы» была отброшена, как не соответствующая действительности. Не их форма. Вот она, эта действительность, выстроилась почти правильным полукругом, возле невысокого мужика, с торчащей из кулака антенной коротковолнового передатчика, который жестикулируя свободной рукой, ставил, по-видимому, новую задачу.
«А ведь славненько может получиться... в кучке все, как по заказу».
Степан Олегович, нетерпеливо посмотрел в сторону озера, где должна были выйти на позицию их основная группа, под командованием Костика.
«Гранат бы парочку, да что-нибудь в руки посерьёзнее»,
Бирюков покосился на свой старенький милицейский АКСУ, переворачиваясь на бок, поудобнее ухватился за цевьё и правой рукой тихим щелчком снял с предохранителя. В это время между машинами, что-то произошло, два бандита отделились от общей толпы и побежали вдоль дороги, быстро удаляясь от места, где сидел со своими ребятами бывший десантник. Ждать больше было нельзя.
-Вперёд! – негромко крикнул он и низко пригибаясь, выскочил из-за густой невысокой хмары. Эффект внезапности был на его стороне. Держа автомат на уровне груди, практически не целясь и ориентируясь лишь по трассирующему следу, пригнувшись и постоянно смещаясь в сторону, Бирюков поливал короткими очередями, хорошо различимые на светлом пятне от горящих машин, заметавшиеся в беспорядке фигуры. Некоторые, не успев поднять оружия, так и осели на том месте, где их настигло свинцовое возмездие. Его бойцы, начали почти одновременно с ним, тоже перемещаясь по фронту, опасаясь приближаться к освещённому кругу, чтобы не попасть под огонь группы поддержки. Те тоже не подвели, сопровождаемые громкими хлопками, берег украсился целой чередой ярких вспышек. Пули звонко зацокали по прогоревшим кузовам. Сопротивления почти не было. Лишь два «бандита» успели упасть, и прикрываясь телами товарищей, организовали ответный огонь. Но их было неплохо видно, а им стрелять приходилось в темноту, ориентируясь только по вспышкам. Бирюков не выходя на свет, подобрался ещё ближе. Теперь дистанция до противника была не более двадцати метров. На освещённой дрожащим пламенем земле, укрытия залёгших бандитов были отлично различимы. Подведя горящую красным, точку голографического прицела под голову ближайшего бандита, он мягко потянул спусковую скобу. Автомат привычно дёрнулся, радостно освобождаясь от свинцовой начинки. Откатившись сразу в сторону, Бирюков, увидел результат - перевёрнутое на бок и застывшее, словно во время плавания, с вытянутой вперёд рукой, тело. Через несколько секунд длинная, в камень перед собой, срикошетировавшая в ночное небо раскалённая очередь возвестила о конце последнего бандита. Наступила тишина. Присевший в тени небольшого кустика, Бирюков не спешил расслабляться. Почему молчат те двое? Они, к моменту начала боя, успели скрыться в темноте. Сколько их всего? И где пулемёт? Тишина настораживала и пугала. Со стороны берега донеслись громкие радостные голоса.
-Бараны, бля… опять всем стадом прутся - матюкнулся вполголоса Бирюков и немного привстав, дал длинную трассу в ту сторону, куда чуть раньше, скрылись остальные террористы. Это едва не стоило ему жизни. Тишина над озером с громким треском разорвалась, шею и лицо обожгло потоком плотного, горячего воздуха… что-то невидимое, грубо рвануло его за ворот бушлата и Бирюков скорее подчиняясь инстинкту, чем успев осознать произошедшее, упал вжимаясь в холодный грунт. Вокруг всё свистело и грохотало. Тонкие ледяные крошки мёрзлой земли, обсыпали его с головой, посекли лоб и щёки. АКСУ куда-то отлетел при падении. Он тут же забыл о потерянном автомате и слившись с землёй, ждал лишь одного, ждал короткой яркой вспышки в мозгу и спешащей за ней вечной темноты. Сколько прошло времени - пять секунд, или минута, он заблудился в своих ощущениях...
Прочесав, как следует площадку возле машин, пулемёт перенёс свой огонь к озеру. Там сразу раздалась громкая ругань, перекрываемая криками боли и отчаяния.
«Вот же бараны, блять…» - с ненавистью скрипнул зубами Бирюков, не решаясь, однако, приподнять голову и посмотреть в ту сторону. Но вот два тугих выстрела, быстрых, вдогонку один за одним, с оттяжкой пронеслись над поверхностью воды. Пулемёт захлебнулся.
«Снайпер, ети его в душу. Что же тянул столько, сука…»
В горячке, Бирюков совсем забыл о нём. Слегка приподнявшись, он, наконец, увидел свой АКСУ, лежащий в трёх шагах от него. Быстро поднял, повертел в руках и отбросил в сторону. Бесполезный металлический хлам. Автомат был погнут и в двух местах пробит тяжёлой винтовочной пулей. Чуть в стороне от горящих машин, поднялась ещё одна, едва различимая в сумраке согнутая тень.
«Один жив... Как там второй, могли ведь в лесу охранение выставить. Но главное, как Костик».
Только сейчас он стал ощущать своё тело. Руки, ноги вроде целы, головокружения нет, только кожа на лице пекла огнём, будто её ободрали и пекли теперь на сковородке, не забывая при этом часто подсаливать. Достав из кобуры старенький Грач, и стараясь не выходить на яркий свет, он стал осторожно приближаться к лежащим неподалёку неподвижным телам.
-Степан Олегович! Вы живы?
Из темноты, совсем рядом, раздался голос ещё одного его бойца, вроде Кузьмичёва. Бирюков ответить не успел. Грохот, ожившего пулемёта, опять бросил его на землю. Закрыв голову руками, он напряжённо ждал новых ударов пуль, ждал повторения недавнего кошмара. Но пулемёт лупил куда-то в сторону. Подняв голову, Степан Олегович увидел, что яркие светящиеся штрихи очередей, проносясь низко над водой, врезаются в заросший чёрным лесом, невысокий берег озера.
-Снайпера сука выискивает, - вслух подумал Бирюков и осмелев, быстро перебежал обратно в темноту, за ближайшую, догорающую машину. Стрельба внезапно усилилась. Теперь над озером грохотала уже маленькая гроза. Не решаясь встать в полный рост, он с удивлением стал прислушиваться. Эпицентр боя явно перебрался дальше, за озеро. На их стороне опять установилась непонятная тишина. Неожиданный и мощный взрыв, сильной вспышкой осветил окрестности. Из темноты вырвалось лицо убитого человека, в форме сотрудника Безопасности «Корунда», лежавшего почти вплотную к Бирюкову. Тот непроизвольно отпрянул в сторону. Незрячие, широко раскрытые с закатившимися зрачками глаза, уставились на него. Сведённый предсмертной судорогой полуоткрытый рот продолжал что-то кричать, словно стараясь предупредить о чём-то очень, очень важном.
«Кто же это?»
Смерть неузнаваемо исказила черты ещё недавно здорового и живого человека, и спина сразу покрылась ледяными мурашками, будто за бушлат охлаждённый стальной брусок сунули. Переборов себя, Степан Олегович вернулся назад. Пошарив наугад возле убитого, он вскоре потянул на себя чужой АКСУ. Ремень зацепился за мёртвую, затвердевшую уже руку… пришлось рвать с силой. Качнув в ладони укорот, по весу понял, что магазин полный. На всякий случай, передёрнул затвор и проводил взглядом нырнувший в темноту тонкий цилиндрик патрона. Перебежав от покорёженных машин, к растущим поодаль чёрным кустам, Бирюков сел и опять прислушался. Он всё ещё опасался, возможно, оставленного сзади наблюдателя. Стрельба, после взрыва, смещаясь ещё дальше за озеро, стала стихать и вскоре умолкла совсем. Над дымящимся полем боя, окончательно воцарилась тишина.
Свистнув, подполковник подозвал бойцов. Оба оказались живы. Кузьмичёв уже закончил перевязывать друга, подцепившего автоматную пулю в предплечье. Подниматься в полный рост было страшно, и через чёрный смог догорающих покрышек, они продолжали напряжённо вглядываться в светлеющий над лесом горизонт. Желающих выходить на освещённые участки пока не находилось. Наконец, вдалеке, там, где недавно отгремели выстрелы, раздался ослабленный расстоянием и остатками холодного тумана голос.
-Эй «Союз»! Есть кто живой? Не стрелять…. спецрота «Восток».
И только тут Бирюков, стал понимать, что произошло. Отряд «Востока», по-видимому, тоже опоздал к месту назначенного рандеву и сейчас ударил по неизвестным бандитам с другой стороны, спасая их от неминуемого разгрома. Оставив ребят на прикрытии, он осторожно выбрался на дорогу, Вскоре, со стороны озера, к нему подошёл и удручённый Костик.
-Снайпер убит, Степан Олегович. Он позицию, мудак, не переменил после первых выстрелов. Его второй очередью и накрыли. У охотников двое холодных, трое раненных. Один тяжёлый, вряд ли довезём. А здесь, что? - Костик кивнул на выжженные остовы ещё дымящихся машин.
-Здесь Костик ничего. Совсем ничего… даже раненых нет. Ты видел, эти твари добили их.
Бирюков повернулся к нему хмурым, почерневшим, покрытым тонкими струйками крови, лицом
-Сходи, посмотри… там «Восток» вроде подтянулся, если бы не они, нам крышка была бы.
Костик ещё раз, обежав взглядом лежащие тут и там вповалку тела, пошёл в сторону, откуда продолжал доноситься голос спецназовца.
-Не стреляйте! Специальная рота «Восток».
Бирюков вынул спутниковый коммуникатор:
- Семён Аркадьевич… приём. Бирюков на связи. Да… Докладываю с места встречи… Да встретили, только не тех… Засада… Спасибо «Востоку», подошли вовремя, а то бы конец…
Со стороны озера донеслись голоса и появились, ещё размытые темнотой фигуры, попарно несущие что-то тяжёлое. Бирюков нервничая, переложил рацию в другую руку:
-Срочно высылайте подкрепление… Что? ... Да кого хотите… Отряд «Корунда» уничтожен полностью… Полностью… Вы, не понимаете, что означает слово полностью?… Машины сожжены… Все. Я возле них стою… Наши целые. Я их за лесом оставил… У нас трое двухсотых, один тяжёлый… Да… Есть... Жду. Конец связи.
Бывший десантник, продолжая держать в руке, не выключенный ком, задумался. Что здесь произошло? Почему вместо «Востока» их встретили какие-то «бандиты»? Кто они? Почему опоздал «Восток»?
Мысли его перебил запыхавшийся Костик.
-Степан Олегович. Там… по-моему, Колмыкова.
-Где?
-Вон смотрите, стоит возле взорванного джипа. По-моему она.
Бирюков пригляделся. Среднего роста, худощавый боец, в серой камуфлированной форме, что-то с интересом разглядывал возле горящей машины. Большой, затянутый камуфлированной тканью шлем болтался в опущенной руке и тёмным огненным пятном, подсвеченные пожаром, полыхали на голове рыжие волосы.
Они переглянулись и Костик растерянно пожал плечами. Становилось ещё интереснее… Колмыкова Наталия Николаевна, начальник Специального отдела группы «Восток», своеобразного спецназа Службы безопасности. Фигура значимая в их Богом брошенных краях и кроме всего прочего, а сведения эти можно было считать вполне достоверными, действующий подполковник контрразведки. Бирюков откашлялся, сплюнул набившуюся в рот грязь и медленно пошёл в её сторону.
«Какого лешего она здесь делает? Неужели лично операцией руководит?» Все эти мысли быстро проносились в голове Бирюкова, пока он, отключив рацию, шёл к ней. Откуда-то сбоку из тени, вынырнула на миг огромная широкоплечая фигура, но видимо удовлетворённая зрелищем висящего за спиной автомата, тут же пропала.
-Здравствуйте Наталия Николаевна.
Это действительно была она. Покосившись на его измазанное окровавленное лицо, Колмыкова быстро спросила:
-Что с Вами? Вы ранены? Потери есть?
Бирюков машинально провёл тыльной стороной ладони по лбу, ещё больше размазывая, сочащуюся из мелких ссадинок кровь и глубоко вздохнув, выдавил:
-Есть... большие.

* * *
Последний раз редактировалось КАРИАН 06 окт 2015, 10:20, всего редактировалось 1 раз.
— Ну что, издаёшь, наконец, свою книгу?
— Книгу? А я решил уже сжечь её для пользы человечества. Что ты это вспомнил о ней?
М.Горький
КАРИАН

 
Сообщения: 302
Зарегистрирован: 18 апр 2015, 23:34
Карма: 449

Re: Четыре года спустя. Западня

Сообщение Римма » 04 окт 2015, 11:50

КАРИАН писал(а):Все эти мысли быстро проносились в голове Бирюкова, пока он, отключив рацию, шёл к ней.

К "ней" - это к голове или к рации? :)
Нет повести печальнее на свете,
Чем... нет, не про Ромео и Джульетту,
И даже не про спирт без закуси,
А сага про мышей и кактусы.
(В. Тимофеев)
Аватара пользователя
Римма

 
Сообщения: 1419
Зарегистрирован: 08 окт 2014, 20:25
Откуда: Тамбов
Карма: 2187

Re: Четыре года спустя. Западня

Сообщение КАРИАН » 06 окт 2015, 10:18

Римма писал(а):
КАРИАН писал(а):Все эти мысли быстро проносились в голове Бирюкова, пока он, отключив рацию, шёл к ней.

К "ней" - это к голове или к рации? :)

Не знаю, не согласен. Раз двадцать на все лады перечитывал эту фразу, ну нет у меня такого ощущения. Вы формально взяли лежащие рядом слова, а ведь всё разжёвано очень подробно. Направление движение указано конкретно(здесь оно всего лишь продублировано) - пошёл в её направлении (в направлении Колмыковой) и главное в этом предложении слово - "пока". Здесь говорится о времени, за которое проносились мысли, а не об направлении движения.
Другой вопрос, что мне не нравится этот кусочек, он должен быть коротким и информативным, что для меня сложно, я уже переписывал раз десять. Сейчас опять внесу очередные поправки.



Оперативная группа «Восток»

Глава 14. Телус. Дорога на Рудню, в районе Длинного озера. Ноябрь 2065 года.

Подорванный УАЗ вовсю полыхал, выбрасывая вверх клубы плотного сажевого дыма, когда под грохот крупнокалиберного пулемёта четвёрка бойцов спецроты, быстро пересекла склон господствующего холма и вышла к лесу. Остатки колонны, задним ходом, ещё шлифовали наезженную колею, когда спецназовцы широким полукольцом охватили участок опушки, с которой по дороге и была выпущена управляемая ракета.
Очень быстро на небольшой полуоткрытой полянке, удобно отгороженной от остальных зарослей рядочком густых хмар, они нашли неплохо оборудованную позицию с ракетным комплексом. На повреждённой, перекошенной треноге, был уже установлен новый пусковой контейнер. Отработанный валялся рядом. Над ним стоял кисловатый запах сгоревшего пороха, от сработавшего вышибного заряда. До следующего выстрела оставались секунды. Разбросанные, тяжёлыми пулями в стороны, с неестественно вывернутыми руками и ногами, не оставляющими сомнения в их участи, лежали наводчик со своим напарником. Ещё два снаряженных тубуса-контейнера, уложенные в наспех отрытые ячейки, бойцы заметили под ближайшим кустом. Колмыкова склонилась над ними, разглядывая маркировку. На обоих, в мешанине цифр и букв, отчётливо проглядывались крупные Ф-4 (термобарическая боевая часть). Её невольно прошибло холодным потом – ударившая по головной машине ракета, была кумулятивной.
Помрачневшая, с перепачканной какой-то липкой грязью щекой, она в растерянности качала головой. Старенький, но надёжный «Корнет», когда-то гордость Российского оборонного комплекса. Ей доводилось стрелять из похожего, правда более нового и на полигоне, а не в боевых условиях. Но, что их ожидало, не успей они выпрыгнуть из машины, она хорошо представляла. Оставив ракеты, она подошла к месту наводчика. Дорога, с пылающим 1040-ым и остальными машинами, пугливо скучившимися на отшибе, отсюда просматривалась, как на ладони. Четыре ракеты – четыре машины... Случайность? Сразу стал ясен и подбор головок. В первую, бронированную и чтобы не зацепить своего пулемётчика, кумулятивную, а уже задним, устроить маленький филиал кипящего ада.
Колмыкова всё ещё продолжая хмуриться, медленно вытянула спутниковую трубку засовской связи.
-Охотник три, ответьте Сотому...
-Охотник сто, я Охотник три…
-Что у Вас?...
-Всё нормально, потерь нет…
-Кто был на дороге? Тот, кого мы должны были встретить?...
-Так точно…
-А второй?...
-Взяли обоих. Уходим на базу....
-Хорошо. Я остаюсь, попробую разобраться. Конец связи.
Машина сопровождения, вместе с синим микроавтобусом, тут же развернулись и пошли назад, в сторону дома. Для них операция на сегодня завершена и завершена удачно. На опустевшей дороге, не считая догорающего остова, остался только, повидавший виды вездеход огневого прикрытия, с турелью тяжёлого пулемёта на крыше. Большие, заваренные вмятины на капоте и крыльях могли бы о многом рассказать терпеливому и внимательному наблюдателю.
Оторвав взгляд от дороги, Колмыкова повернулась назад. Подзывая, махнула рукой бойцам. Первым подошёл Никитин, высокий, худой и широкоплечий сержант. Из расстегнутого, несмотря на холод воротника, выглядывала чёрно-белая тельняшка морского пехотинца. Недовольно мазнув по ней взглядом, Колмыкова предпочла отвести глаза в сторону... на базе будет время. Привыкшая к секретности проводимых операций, она не одобряла подобной страсти молодых бойцов, - выставления напоказ атрибутов их прежней службы. А эта непотопляемая и несгораемая тельняшка, продолжает донимать её уже четвёртый год, то пропадая в периоды особых зверств, то возникая в самый неподходящий момент. Никитин, пряча упрямую ухмылку, вытянулся перед подполковником.
-Толик, ты старший, с Корейцем по правой стороне дороги, вперёд на три километра. Если, что экстренное… просто тревожная кнопка и отходить. Как обычно.
Колмыкова повернулась к такому же высокому, только совсем ещё молодому младшему сержанту.
-Слон, ты в одиночку по левой. Прочёсывать не надо, проверять только открытые места с удобными секторами. Я не думаю, что их тут много, но зря на рожон не лезь. Если чисто, докладывайте голосом, касается всех. Я к машине. Всё. Вперёд!
Поправив на плече ремень автомата, первая стала спускаться по крутому песчаному косогору к дороге. Несмотря на угловатую броню, обтянувшиеся бёдра сразу придали фигуре характерный женственный силуэт. Проводив командира, сержанты молча переглянулись и быстро разделившись, бесшумно скрылись в тёмных лесных зарослях.
Когда Колмыкова выбралась на дорогу, остававшиеся здесь бойцы, как раз заканчивали перетаскивание двух найденных трупов и их оружия, поближе к свету, к продолжавшему гореть УАЗу.
Пламя вырывало из темноты широкий круг, с глубокой тенью придорожной канавы с одной стороны и пологим склоном, с другой. Свет огня, хорошо освещал два тела с задранными до самых подмышек бушлатами. Их, заострившиеся посиневшие лица, страшно сияли вытаращенными белками глаз, а по разложенному рядом оружию, бегали тусклые отблески пламени. Недалеко, шагах в десяти, на самой границе света и тьмы, просматривался силуэт водителя, рядом с открытой кабиной второй машины. Остальные, пытаясь отогреться, с некоторой опаской перебрались поближе к огню.
Колмыкова подошла к ним, когда они уже закончили свою неприятную работу. Сидевшие на корточках перекуривающие бойцы, при её приближении встали.
-Курите, курите, ребята.
Пройдя мимо них, она принялась рассматривать сваленное возле дороги оружие. Покорёженный пулемёт без патронной коробки и отстрелянной пистолетной рукояти. Наполовину протянутая лента, свернувшейся змеёй, отдыхала рядом. Автомат старой модели АК-107, под малоимпульсный 5,45 и несколько магазинов к нему. Два грозного вида пистолета, явно импортного производства, в кобурах с мягкими тонкими ремнями, похожими на свалявшуюся паутину. Из четырёх патронных коробов к пулемёту, три были полными - пустой был смят и в нескольких местах продырявлен.
«Вовремя мы эту тварь подавили» - с удовлетворением, подумала она и повернулась к продолжавшим стоять бойцам.
- Пулемёт жалко, товарищ подполковник. Новенький совсем.
Она согласно кивнула, разглядывая блестящий от свежего воронения ручник.
-Сдадите в оружейку, пусть разберут, посмотрят… может, что снять удастся.
Она наклонилась к двум телам, лежащим чуть в стороне, на подсвеченном огнём склоне.
-Есть что у них, Принц?
Высокий, белокурый солдат, с благородными и правильными чертами лица, действительно похожий на сказочного наследного принца, бросив недокуренную сигарету, подошёл к ней:
-Ничего, товарищ подполковник. Пустые. Пистолеты мы сняли.
-Вы на руки-то их, посмотрите, Наталия Николаевна - вмешался в разговор мужчина, в повседневной строевой форме сотрудника безопасности. Сверху на нём был бушлат с поднятым меховым воротником и несмотря на ощутимый холод, обычная летняя фуражка. На левом плече болтался вырванный с мясом погон, с большой майорской звездой. Гладко выбритое лицо, раскраснелось от ветра, а из под прямых густых бровей, смотрели внимательные настороженные глаза.
-А, что у них с руками?
-Вы, посмотрите, посмотрите.
-Слушай, Серёгин, хватит со мной загадками разговаривать, - она покривилась на его выдранный погон, - Что ты, как всамделишное гестапо ходишь? Имидж отыгрываешь?
Тем не менее, нагнувшись к ближайшему телу, Колмыкова всё ещё раздражённо приподняла руку одного из убитых и повернула к огню. Гримаса недовольства плавно перетекла в удивление.
-Ого!
Даже здесь в полутьме была видна слегка вздувшаяся плотная светлая мозоль, покрывающая всю ладонь и подушечки пальцев трупа.
-Кислотой обрабатывали, чтобы опознание сорвать - пояснил, присевший рядом, Серёгин. Колмыкова, выпустив мёртвую руку, пожала плечами.
-Зачем? Дактилоскопический рисунок ещё не всё. Нам для опознания ДНК за глаза хватит. Тут наверняка, что-то другое.
Она поднялась и с брезгливостью отпихнула упавшую на сапог руку. Из внутреннего кармана бушлата вытащив трубку закрытой связи, набрала дежурного по Штабу группировки.
-Говорит Охотник Сто... Я на лесной дороге Развилка-Длинное озеро, пятьдесят седьмой километр. Требуется криминалистическая бригада. Заявку оформляйте на моё имя. На месте бригаду встретит майор Серёгин. Подтвердите получение... Всё, конец связи.
Она говорила прямым текстом, не опасаясь, что кто-то сможет перехватить, подслушать и использовать её разговор. Целое Отделение засекреченной связи развёрнутое при штабе округа, занималось обеспечением безопасности подобных переговоров. Случаев утечки ещё не было.
Холодный ветер, заставил её тоже поднять воротник. Немного поколебавшись, Колмыкова пошла к машине и залезла в просторный салон. Автомат передала бойцу, сидевшему в кресле оператора. Следом к машине подошёл и Серёгин. Солдат, пряча улыбку, отвернулся в сторону. Заметив это, Колмыкова с интересом выглянула наружу.
Что-то напевая, Серёгин, сунув руки в карманы и втянув голову в плечи, исполнял какой-то совершенно нелепый танец на манер «мне совсем не холодно», пристукивая в такт, до блеска начищенными хромовыми сапогами. Вид у него и в правду был залихватский, хоть сейчас на сцену. Отблески недалёкого пламени придавали танцующей фигуре какой-то сюрреалистичный драматический оттенок.
Колмыкова неодобрительно посмотрела на его начинающий синеть нос, на фуражку, сдвинутую на самые глаза и морозная судорога передёрнула её плечи.
-Слушай, Серёгин, ты себе в этой фуражке последние мозги когда-нибудь отморозишь.
Сидевший рядом боец, прыснул в кулак. Майор злобно ткнулся в него взглядом, но, продолжая улыбаться, сказал:
-Я Вам не нравлюсь в фуражке, Наталия Николаевна?
-В фуражке ты мне нравишься, - она устало вздохнула - только жену твою, Серёгин, больше жалко. Даунов нарожает, будите всю жизнь мутантов, по квартире выгуливать.
-Каких мутантов, Наталия Николаевна?
Непонимающе глядя на неё, решил всё же уточнить Серёгин. Боец, хохотал уже, почти не стесняясь.
-Однояйцевых, Серёгин.
Колмыкова с жалостью смотрела на него. Вот же дал Бог заместителя. Хотя Бог тут конечно не причём. Она определённо знала, что майор Серёгин, назначен к ней в Отдел, когда-то по личному приказу Крылова, не просто так. В его обязанности входило, самым подробнейшим образом докладывать о работе Отдела, особенно, о каждой операции силовой группы. Имелась даже специально разработанная форма двойного контроля. Ну и конечно, в чём она вообще не сомневалась, так это в устном информировании генерала о каждом её шаге. Вот и сейчас, чудо это не зря здесь мёрзнет. Всё видит, всё замечает, всё запомнит и восстановит в памяти. Она пряча улыбку, дрогнула уголком рта, - если выживет, конечно.
Наконец тихо пискнул оперативный комм. Немного волнуясь, Колмыкова, нажала кнопку вызова. От сердца отлегло, когда услышала приглушённый голос Никитина
-Правая чисто. Впереди, километрах в двух, слышны выстрелы. Оружие автоматическое.
Колмыкова быстро посмотрела на часы. Начало восьмого. Она высунулась в открытую дверь широкого салона.
-К маши-ине!... Серёгин, снимай боевое охранение.
Через какое-то время, затопали тяжёлые шаги и ещё один боец, заскочил внутрь. Совсем не военного вида парень, с тонкой шеей и такими же тонкими и длинными пальцами, согнав замешкавшегося дежурного, уселся на центральное кресло оператора тяжёлого пулемёта. Колмыкова с любопытством тронула его за плечо.
-Слушай, я тебя спросить хотела, а ты чего в люк-то полез, во время боя? Растерялся, что ли?
Солдат повернул к ней, по детски, радостно улыбающееся лицо.
-Я, товарищ подполковник, извините, цель на экране потерял, как машину развернуло. А так, вручную, по дымному следу и вломил...
-Молодец. Видела я твою работу. Наружное управление механическое?
-Нет, тоже электроспуск, отдельной кнопкой.
-Вот так. Записывай фамилию Серёгин. Приказ о поощрении привлечённого экипажа готовить будешь.
На площадке перед дверью, сгрудились остальные бойцы.
-По местам.
Вот, наконец, и второй сигнал. Лемешев доложил, что дорога чистая и что тоже слышит выстрелы. Колмыкова активировала карту. Уточнив, что-то для себя, свернула изображение и спрятала комм.
-Серёгин, остаёшься здесь с одним бойцом, - она взмахом руки остановила последнего заскакивающего в машину солдата - ждёте выехавшую бригаду.
Глядя на его побелевшее, ставшее напряжённым лицо, едва заметно ухмыльнулась:
-Главное смотри майор без фанатизма, ты группировке живой нужен. Оборону займёте, по склону. В случае превосходящих сил, отходить по направлению на развилку.
-Есть отходить, Наталия Николаевна!
Разволновавшись от полученного приказа, Серёгин машинально положил руку на кобуру, из который тёмно-коричневой композитной рукоятью, торчал настоящий никелированный монстр.
-От дороги никуда не суйся, - успела крикнуть она, перед тем, как захлопнулась дверь, - искать потом тебя.
Обращаясь уже к механику скомандовала:
-Заводи... Двигаемся километра три, дальше пешком. Свет ближний, противотуманный. Вперёд.
Машина, в тусклой начинающей медленно разжижаться темноте, выхватывая фарами небольшой участок дороги, обошла стороной догорающий УАЗ и набирая скорость въехала в лес. Хвойный запах заполнил кабину и стало совсем темно. Подвеска гулко застучала на корнях и ухабах. Водитель мало заботился о комфорте пассажиров, иногда толстые стволы, на секунду казавшиеся бронзовыми в неярком ближнем свете, проносились буквально в полуметре от окна.
Петляя по многочисленным поворотам узкой, размытой осенними дождями дороге, они быстро продвигались вперёд. В открытое окно стали слышны выстрелы. Колмыкова недовольно поморщилась. Всё-таки не зря чувствовала, надо было брать спецснаряжение, на это, казавшееся мирным и простым задание. Открытого огневого контакта никто не ожидал, но на психику «союзников» давануть не помешало бы. Она хорошо знала, насколько устрашающе выглядит боец, в тяжёлом бронежилете «ультра класса» и с полностью закрытым шлемом. Но вспомнив ненавистное лицо Начальника Службы Безопасности Фриновского, у которого нужно было в обязательном порядке визировать заявку, Колмыкова раздраженно отвернулась к окну.
В свете фар вырисовалась могучая фигура Никитина и притормаживая, машина заметно качнулась вперёд. Предупреждающе подняв руку, он взмахом показал водителю на небольшую, в стороне от дороге полянку, закрытую невысокими чёрными кустами. Взревев мотором, вездеход вывернул колёса, с трудом выкарабкиваясь из колеи и подчиняясь знакам сержанта, въехал в лес.
-Водитель глуши. Остальные к машине.
Колмыкова первая, спрыгнула с высокой подножки и подошла к сержанту. Из-за кустов выглядывали его остальные бойцы.
-Товарищ подполковник, там бой…
-Ладно, разберёмся – она нетерпеливо оглянулась, -Становись!
Колмыкова оглядела строй. Итого семеро, вместе с высадившимися из машины.
-До озера меньше километра. Двигаемся напрямую, с этой стороны нас вряд ли ждут. Место сбора край леса. Никитин направляющий. В колонну по одному… бегом марш.
Пропустив строй, побежала чуть сзади. Сразу стемнело, лес становился всё гуще. Выстрелы звучали уже совсем рядом. Неожиданно стало тихо.
-Шагом, Никитин.
Осторожно поддерживая раздвигаемые ветки, бойцы друг за другом, выходили на опушку, сильно заросшую кустарником. Вдруг, опять раздалась беспорядочная стрельба и совсем близко, по правому боку, уверенно и сосредоточенно загрохотал пулемёт. От неожиданности Колмыкова вздрогнула.
-Длинными сука молотит, патроны не считает... - с ненавистью прошептала она и тут же негромко скомандовала:
-Никитин, разберёшься. Остальные за мной.
Кореец бросился следом за сержантом, а оставшиеся бойцы, во главе с подполковником вышли на самую окраину. Деревья кончились и сразу пахнуло сыростью. За кустами, несмотря на темноту, проглядывалось большое свободное пространство озера. На идущей вдоль него дороге, со стороны Рудни, горело сразу несколько машин, там иногда появлялись редкие вспышки выстрелов. Пулемёт продолжал надрываться. Длинные трассеры метались по дальнему берегу, нащупывая невидимые отсюда цели. Левее метрах в семидесяти, от огня ещё двух автоматов, проглядывал неровный силуэт чего-то большого. Подчиняясь взмахам руки, бойцы растянулись неширокой цепью, разбирая направления. Картина боя вырисовалась полностью и Колмыкова замерла. Наконец, сквозь длинный треск пулемётных очередей, до них донеслось несколько, коротких автоматных, и пулемёт тут же умолк. Она глубоко вздохнула, тонкие пальцы, почти немея, что есть силы сдавили автоматную рукоять. Ещё секунда и…
-Вперёд.
Не глядя на остальных, низко пригибаясь, Колмыкова бросилась в темноту, скорее интуитивно выискивая проходы среди больших камней. В мозг с опозданием ударила обжигающая мысль.
«Если у бандитов ночники – хреново…».
У них осталось два шлема с бронемаской для ночного видения, ещё один пропал вместе с УАЗом. Она несколько раз, глубоко качнула на бегу корпусом. А вокруг уже разгорелся бой. Светящиеся трассы казалось, били отовсюду, со всех сторон. Одни со свистом проносились в стороны, другие, врезаясь в каменистую землю, прямо перед ней, с недовольным воем уходили в небо. Почувствовав впереди темный силуэт, скорее даже среагировав на его движение, она навскидку закрутила туда долгий ярко-белый трассер. Если и не убила, ослепила точно. Выставив автомат, скользнула между двумя крупными валунами и длинно перекувырнулась, прыжком уходя от возможного ответа. Но выстрелов не последовало. Она не была уверена, что попала и замерла на несколько секунд, настороженно шаря по сторонам рамкой прицела, с бледной узконаправленной подсветкой. Неожиданная яркая вспышка, обгоняемая оглушительным грохотом, на мгновение осветила окрестности. Этого оказалось достаточно, чтобы увидеть неподвижно вытянувшееся тело, совсем не там, откуда ждала ответных выстрелов. Она перебежала чуть дальше и сменила неполный магазин. Бой постепенно стал смещаться куда-то влево и очень быстро всё стихло.
-Товарищ подполковник, вы где? - раздался совсем рядом приглушённый голос. Она откликнулась, осторожно поднялась и выглянула из-за большого гранитного валуна. Теперь можно было и осмотреться... С левого бока, скупо освещая окрестные деревья, горел огромный джип. Возле него, освещённые зловещими отблесками, медленно продвигались две пригнувшиеся фигуры. По одной ей понятным признакам определила – «Свои». Играющий пламенем джип снова привлёк её внимание.
«Как-то неправильно горит. Огня мало, дыма вообще нет» - невольно промелькнуло в голове, но сейчас это было не самым важным, и отбросив эти мысли стала вглядываться вдаль, за озеро. Чёрный водный провал уходил далеко направо, сливаясь с ночной мглой. Метрах в четырёхстах от них, ниже по дороге, догорали остовы трёх машин. Там продолжали метаться, какие-то люди, порывы ветра доносили отдалённые крики.
-«Корунды», или может «Союз»... А? Слон, что думаешь?
Верный телохранитель, уже стоял рядом.
-Подойдёшь поближе, только не высовывайся. Покричи, чтобы не стреляли, а то, с перепугу и нам ещё наваляют.
Бросив автомат за спину, Колмыкова пошла к чадящему джипу. С некоторым недоумением осмотрела искорёженные взрывом останки. От них продолжало пыхать немыслимым жаром. Объяснение мучавшему её вопросу, нашла не сразу. Тепловая граната... Огромная температура в один миг испарила обшивку, резину… поэтому и огня так мало. Она слышала про них. Не дешёвые. Изготавливаются только по правительственному спецзаказу, по какой-то полуфантастической «аномальной» технологии. И в группировке, и в отделе такого оружия не было. Из раздумий её вывел чужой, смутно знакомый голос.
-Здравствуйте Наталия Николаевна.
Она оглянулась и не сразу узнала человека с чёрным от крови лицом, стоявшего перед ней. Вспомнила голос. Встречались на плановых переговорах в Комрине, два месяца назад - Бирюков... Значит «Союз» здесь, а где же представители «Корунда»? Глядя на горящие недавним боем глаза и дрожащие на ветру грязные щёки, мысленно чертыхнулась.
-Что с Вами? Вы ранены? Потери есть?
-Есть... большие.
Она недовольно поджала губы, разглядывая его иссечённое лицо.
-Ладно, идёмте посмотрим. По дороге расскажите, что здесь произошло. Вы…
-Заместитель нач по безопасности Степан Олегович Бирюков, товарищ подполковник. Старший оперативной группы «Союз».
-Понятно… А от «Корунда», кто-то есть?
-Пока нет. Сейчас сами увидите.
Пройдя с Бирюковым вниз, к месту недавнего боя, выслушав по дороге его обстоятельный рассказ, она уже полностью представляла себе картину произошедшего.
Их ждали. Причём ждали всех. И со стороны Рудни, и со стороны Восточного. Ей повезло. Затаившаяся смертельная ловушка сработала раньше времени. От неожиданной, колющей боли в виске, Колмыкова поморщилась. В голове возникла фигура одинокого стрелка на ночной дороге. «Надо отметить его в приказе», - подумала она… и тут во всей красе, её глазам предстала картина недавнего побоища.
-Вот это да!!! – ей с трудом удалось не присвистнуть - Да у Вас, здесь, война настоящая шла.
Она повернулась и растеряно посмотрела на Бирюкова. Ей вдруг нестерпимо захотелось закурить. «Сколько же их тут, человек двадцать-двадцать пять?»
Вокруг машин, в беспорядке разбросанные повсюду, лежали тела убитых людей.
-Раненных Степан Олегович, осмотрели уже?
-Наших раненных они добили, Наталия Николаевна.
-А бандиты?
-Боюсь, стажёры добили. Охранники наши.
Глаза Колмыковой недоумённо округлились.
-Какие стажёры охранники? Вы с Промзоны, что ли отморозков, сюда притащили?
-Да вот они стоят. Усиление моё... будь оно не ладно.
Колмыкова уткнулась взглядом в группу хмурых перепачканных людей, молчаливо стоявших невдалеке. Те в свою очередь злобно и настороженно рассматривали подполковника, особенно их беспокоили её большие и яркие чёрно-красные эмблемы на рукавах. Кто-то демонстративно стянул карабин с плеча. Бирюков, едва сдерживаясь от гнева, зарычал:
-Тихо, тихо! Оскалились... Вояки хреновы! Если бы не она, труба вам была бы. Смелость свою, раньше нужно показывать было.
И не обращая больше на них внимания, продолжая негромко обсуждать произошедшее, Бирюков и Колмыкова прошли дальше.
Наконец, окончательно рассвело. Со стороны Рудни подъехало сразу около десятка машин. Свободное до этого пространство, наполнилось суетой и гомоном. Кто-то стаскивал в одно место, тела убитых, раскладывая и сортируя по принадлежности к разным отрядам, кто-то собирал оружие, кто-то пытался тушить тлеющие остовы машин. То там, то здесь, засверкали вспышки голографов. Праздник закончился, начались трудовые будни.

* * *
Последний раз редактировалось КАРИАН 08 окт 2015, 23:32, всего редактировалось 3 раз(а).
— Ну что, издаёшь, наконец, свою книгу?
— Книгу? А я решил уже сжечь её для пользы человечества. Что ты это вспомнил о ней?
М.Горький
КАРИАН

 
Сообщения: 302
Зарегистрирован: 18 апр 2015, 23:34
Карма: 449

Re: Четыре года спустя. Западня

Сообщение Raysen » 06 окт 2015, 14:38

В лесу было тихо. Воздушный ураган бесновался где-то на верхнем этаже, лишь иногда напоминая о себе дождём сбитых шишек и веток.


если рчь идёт о лесе, то может лучше употребить слово "ярус"?

Иствуд, к своим пятидесяти пяти годам, совершенно не растерял охотничий нюх и отличную физическую закалку


не лишнее ли?

...лишь в очень морозные зимы. Опасное зверьё на её левом берегу встречалось очень редко...


повтор

-Главное, нам обеспечить устойчивость приёма направленного сигнала с одного датчика на другой


лишнее

в остальном всё хорошо в отрывке
Дорога Домой
Умей видеть возможности там, где другие видят проблемы и препятствия.
Делая что-либо для кого-либо, рассчитывай на взаимность, но всегда с оглядкой на то, что никто никому ничего не должен.
Аватара пользователя
Raysen

 
Сообщения: 2487
Зарегистрирован: 21 сен 2015, 12:38
Откуда: Плеяды
Карма: 2817

Re: Четыре года спустя. Западня

Сообщение Римма » 06 окт 2015, 20:16

Фрагмент понравился, но удивило, что бойцы, услышав пулемет, бегом ломились через лес, вместо того, чтобы добраться до врага скрытно. Огонь всё-таки из пулемета велся, а до ведущего огонь меньше километра.
Нет повести печальнее на свете,
Чем... нет, не про Ромео и Джульетту,
И даже не про спирт без закуси,
А сага про мышей и кактусы.
(В. Тимофеев)
Аватара пользователя
Римма

 
Сообщения: 1419
Зарегистрирован: 08 окт 2014, 20:25
Откуда: Тамбов
Карма: 2187

Пред.След.

Вернуться в Мастерская начинающего автора

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2