Послевкусие победы

Модераторы: Александр Ершов, ХРуст, ВинипегНави

Re:

Сообщение КАРИАН » 09 июл 2015, 13:34

Иванов писал(а): Когда повествование развивается быстро - это, наверно, не так уж и плохо. Главное - чтобы всё это нормально воспринималось читателями.
Применительно же к "Красным флагам", могу отметить, что неспешное описание происходящих в сюжете событий нравится далеко не всем.

А я не говорю что это плохо. Я хочу сказать, что у меня не получается, а к необходимости такого подхода, в определённом проценте текста, я уже пришёл. Есть Шолохов и есть Пикуль и есть 2 абсолютно разных стиля. Мне нравится Шолохов и его стиль, кому-то нравится Пикуль. Это вполне естественно. Хотя Шолохов скорее многогранен, чем ярый приверженец одного стиля.


Иванов писал(а): Например, есть такой достаточно известный писатель Иар Эльтеррус. После прочтения первой части "Красных флагов", он отметил, что в целом наше произведение ему понравилось, но из-за "описательных" моментов (подобных тому, который Вы процитировали) у него в ряде случаев появлялось ощущение "затянутости".

Просто у меня и Эльтерруса, как у разных читателей, разные предпочтения в художественной литературе. Я вообще думал, что цитировал пример "безописательного" варианта развития "быстрого действия", а тут оказывается есть ещё куда всплывать.

Вот, пример, «показа» через восприятие главного героя какого-то определённого эпизода, как я это понимаю.
КАРИАН писал(а): Решив переждать непонятные ощущения, он остановился. В голове плыл какой-то странный, приглушённый и пока едва различимый мелодичный гул. Недовольно скривившись, Баринов, приложил ладонь к заложенному, как в самолёте при наборе высоты, уху.
Странная мелодия и не собиралась прерываться, она продолжала звучать, усиливаясь всё больше и больше и Колька в растерянности, заозирался вокруг себя.
Теперь ему не казалось, что музыка звучит лишь в его голове. Звуки неслись откуда-то сверху, негромкие, но мощные и глубокие, словно кто-то большой и невидимый неторопливо перебирал в темноте басы электрогитары, пока стремительно нарастающий грохот, не заглушил совсем, эту непонятную мелодию.
Баринов в недоумении поднял голову, в воображении успели мелькнуть снежная лавина, бурный горный поток… и ночное затянутое тучами небо, мгновенно вспучившись огромным пузырём, упало прямо на него.
Рядом оглушительно грохнуло, яркая белая вспышка озарила окрестности, густо дыхнув озоном, как после летней грозы и стало совсем темно. Свист и клёкот рвущегося неба заполнил всё вокруг, а сквозь пробитые тучи, матовыми светлячками, на мгновенье сверкнули звёзды. Не подвластный сознанью испуг, заставил Николая втянуть голову, и в одну секунду плита спрессованного воздуха навалилась ему на плечи и спину, легко согнула его и распластала по земле. Не чувствуя обжигающего холода, промокшей одежды и впившихся в ладони ледяных крошек, он замер в тревожном ожидании.
Треск выдавливаемых окон, перекрывая шум ветра, нёсся уже со всех сторон. Разномастными обиженными голосами взвыли автомобильные сирены. Со звоном посыпались на асфальт осколки стёкол.


А можно написать и так.
пример писал(а): Уже выйдя на улицу Баринов остановился. Что-то подозрительное было в утреннем воздухе. Он поднял голову к затянутому облаками небу и замер. Огромная летающая тарелка , гоня перед собой целый поток сжатого резким торможением воздуха, казалось, падает прямо на него. Баринова сшибло с ног и вокруг забушевал настоящий ураган. Рядом, в трансформаторной подстанции что-то вспыхнуло и оглушительный гром разбудил автомобильные сигнализации. Сверху посыпались стёкла, выбитые воздушным ударом.

Так как правило много быстрее и динамичнее. Но это на любителя. Сейчас такой вариант для читателя более приемлем, но мне он не интересен. Каждому своё.





Иванов писал(а): Однако по ходу размещения нами фрагментов "флагов" на ВВВ, имели место, в основном, комментарии противоположного характера. Особенно много их поступало по предыдущей версии, которую мы, в результате, так и бросили после написания объема примерно в десять авторских листов, начав писать новый вариант с самого начала. Тогда нас чаще всего упрекали в том, что в повествовании идет сплошной "экшен" в ущерб нормальному описанию ситуации, а также предъявляли претензии по избыточной нелинейности сюжета. :)

На всех конечно не угодишь, кому-то нравится сладкое, кому-то солёное.

Иванов писал(а): В связи с поступлением большого количества подобных комментариев, мы до предела упростили сюжет нынешней версии "флагов", сделав его, фактически, линейным и лишенным сложной интриги.

Могу только, как единичный читатель сказать, что это не мой вариант.

Иванов писал(а):
КАРИАН писал(а):...Первый был с мобилизационным генералом. Сейчас жалею, что не раскрыл его, может потом допишу и вставлю. Кажется я понял, что не нравилось Алексею. Нужно подробнее раскрывать методы работы начальника отдела. Сейчас закончу с инопланетянами и возьмусь за формирование отдела и первые оперативные действия...
Дело тут, скорее, не в подробностях, а в естественности/неестественности (правдоподобности/неправдоподобности) действий главгероини. Мне не нравится, когда она у Вас начинает совершать те действия, которые она, по логике, не должна совершать. Ведь методы работы спецслужб, несмотря на всю вариативность, являются достаточно стандартными и типовыми. Соответственно, когда в художественном произведении автор начинает "задвигать" неправдоподобный "креатив" про работу спецслужб - это смотрится, мягко говоря, не очень... :?
Мы с Риммой довольно много обсуждали эту тему и мне кажется она теперь не так категорично смотрит на это. Плюс требования сюжета. Мне нужно показать именно такие садистские и аморальные черты героини. Тем интереснее мне кажется будет история её любви.

Иванов писал(а): Один из самых классических примеров такого неудачного "креатива" - это произведения цикла "Смерш-2" Головачева. Там везде идет описание видимой части работы различных органов, но при этом понятно, что автор не потрудился разобраться во "внутренней кухне" деятельности спецслужб. Так, в итоге, у Головачева и получилось, что целая куча персонажей выполняет самые разнообразные действия без какой-либо нормальной и адекватной мотивации. Видимо понимая, что у него получается "провал логики", классик российской фантастики нашел выход - во многих местах сюжета он подменил естественные мотивации персонажей фантастико-мистическими. Однако в тех местах, где он попытался сделать иначе, у него, в большинстве случаев, это вышло откровенно неправдоподобно...

Не читал, но тоже осуждаю :D Мне не нравятся работы писателей такого плана.

Иванов писал(а): КАРИАН, в связи со всем этим, я и призываю Вас к тому, чтобы деятельность Колмыковой и её подразделения Вы расписывали, по возможности, правдоподобно.
Так, например, если рассматривать ту же ситуацию с генералом, то следует констатировать, что Колмыкова в этом эпизоде действует явно не теми методами, которыми действовала бы сотрудница спецслужбы. :(

Я не согласен с этим. Она выбрала самый оптимальный и быстрый ведущий к гарантированному успеху путь. Просто он не очень моральный и благородный. Я жалею что не расписал не для того чтобы объяснить его возможность, а для того чтобы более подробно показать сам метод работы героини. Есть вообще агентура которая занимается только этим - знаменитая Мата Хари старый и заезженный пример. Клеопатра, Юдифь, "индийская принцесса" Соня Ганди и многие многие... а ведь это примеры стратегических успехов, от которых меняется ход истории государства. Я молчу уже о жёнах Советских полководцев и политиков, слишком много ещё маскировочного дыма, чтобы понять, что на самом деле было. Но момент взаимоотношения полов в самой большой политике, очень важен. Самый дешёвый с затратной точки зрения способ. Конечно и он может дать осечку. Панацей от лечения всех болезней одновременно не бывает. Кому-то юбку, кому-то дипломат баксов, кому-то иголку под ноготь, а кому-то рукоять пистолета из под полы. Творческая в общем работа.
Можете предложить реальную альтернативу для моей героини, чтобы дёшево, быстро и гарантированно без прокола. Ведь она привязала моб. генерала и на будущие услуги, которые совсем скоро понадобятся. Мало того что решает вопросы, можно при желании и в финансовом плане подняться.
Последний раз редактировалось КАРИАН 09 июл 2015, 13:48, всего редактировалось 1 раз.
— Ну что, издаёшь, наконец, свою книгу?
— Книгу? А я решил уже сжечь её для пользы человечества. Что ты это вспомнил о ней?
М.Горький
КАРИАН

 
Сообщения: 302
Зарегистрирован: 18 апр 2015, 23:34
Карма: 449

Re: Послевкусие победы

Сообщение КАРИАН » 09 июл 2015, 13:37

Продолжение. Решил всё же воспользоваться советом Риммы.

Глава 2. Сингапур. Резиденция Первородного консула. Февраль 2060года.
Последний раз редактировалось КАРИАН 25 окт 2015, 01:50, всего редактировалось 1 раз.
— Ну что, издаёшь, наконец, свою книгу?
— Книгу? А я решил уже сжечь её для пользы человечества. Что ты это вспомнил о ней?
М.Горький
КАРИАН

 
Сообщения: 302
Зарегистрирован: 18 апр 2015, 23:34
Карма: 449

Сообщение Иванов » 10 июл 2015, 00:42

КАРИАН писал(а):...Мне нужно показать именно такие садистские и аморальные черты героини. Тем интереснее мне кажется будет история её любви...
...она привязала моб. генерала и на будущие услуги, которые совсем скоро понадобятся. Мало того что решает вопросы, можно при желании и в финансовом плане подняться.
Если у Вас именно такие планы развития сюжета, то, в принципе, относительно нормальным будет и тот вариант, который сейчас расписан в повествовании.
Однако, на мой взгляд, в дальнейшем целесообразно будет обозначить, что "мобгенерал" относится к Колмыковой с некоторым опасением и общается по принципу "и хочется, и колется". :)
Аватара пользователя
Иванов

 
Сообщения: 295
Зарегистрирован: 08 окт 2014, 20:36
Откуда: г. Нижний Новгород
Карма: 351

Re:

Сообщение КАРИАН » 10 июл 2015, 01:17

Иванов писал(а):
Однако, на мой взгляд, в дальнейшем целесообразно будет обозначить, что "мобгенерал" относится к Колмыковой с некоторым опасением и общается по принципу "и хочется, и колется". :)

Совершенно справедливое замечание. Обычно после "совершения падения" наступает период осмысления и покаяния. Человек может ругать себя и давать обещания больше никогда... а потом опять с размаху в сети... В общем слаб человек. Можно конечно было бы и что-то другое придумать, но по сюжету требуется показать черты характера - взрывная злость, мстительность, решительность и беспринципность в выполнении поставленной задачи(не в обычной жизни), пока нет решения осторожна, сильная склонность к садизму, больное самолюбие, такая же болезненная справедливость, сентиментальность, честность, презрение к деньгам, презрение к противоположному полу как к спутнику жизни, нелюбовь к извращенцам...
Сейчас подумалось, может где характеристику на неё зачитать, или толсто будет.
— Ну что, издаёшь, наконец, свою книгу?
— Книгу? А я решил уже сжечь её для пользы человечества. Что ты это вспомнил о ней?
М.Горький
КАРИАН

 
Сообщения: 302
Зарегистрирован: 18 апр 2015, 23:34
Карма: 449

Сообщение Иванов » 10 июл 2015, 02:00

КАРИАН писал(а):...Сейчас подумалось, может где характеристику на неё зачитать, или толсто будет.
Нормально будет.
Как мне помнится, где-то в тексте есть момент, куда можно втиснуть "характеристику" (точнее, анализ психологических особенностей личности). В том фрагменте два каких-то больших начальника сначала обсуждают Колмыкову, а потом приглашают её на беседу. Есть все основания для озвучивания анализа - типа, один начальник другому это зачитывает перед тем, как её вызвать.
Аватара пользователя
Иванов

 
Сообщения: 295
Зарегистрирован: 08 окт 2014, 20:36
Откуда: г. Нижний Новгород
Карма: 351

Re: Послевкусие победы

Сообщение КАРИАН » 19 июл 2015, 16:00

Иванов писал(а):
КАРИАН писал(а):...Сейчас подумалось, может где характеристику на неё зачитать, или толсто будет.
Нормально будет.
Как мне помнится, где-то в тексте есть момент, куда можно втиснуть "характеристику" (точнее, анализ психологических особенностей личности). В том фрагменте два каких-то больших начальника сначала обсуждают Колмыкову, а потом приглашают её на беседу. Есть все основания для озвучивания анализа - типа, один начальник другому это зачитывает перед тем, как её вызвать.

Есть ещё момент, где Кутилин общается с другом контрразведчиком. Можно будет повторить некоторые пункты.

Окончание главы.

Глава 2. Сингапур. Резиденция Первородного консула. Февраль 2060года.
Последний раз редактировалось КАРИАН 25 окт 2015, 01:51, всего редактировалось 1 раз.
— Ну что, издаёшь, наконец, свою книгу?
— Книгу? А я решил уже сжечь её для пользы человечества. Что ты это вспомнил о ней?
М.Горький
КАРИАН

 
Сообщения: 302
Зарегистрирован: 18 апр 2015, 23:34
Карма: 449

Re: Послевкусие победы

Сообщение КАРИАН » 27 июл 2015, 17:26

Чтобы не путать и так уже запутанное, я хочу вторую линию этого рассказа начать в другой теме.
— Ну что, издаёшь, наконец, свою книгу?
— Книгу? А я решил уже сжечь её для пользы человечества. Что ты это вспомнил о ней?
М.Горький
КАРИАН

 
Сообщения: 302
Зарегистрирован: 18 апр 2015, 23:34
Карма: 449

Re: Послевкусие победы

Сообщение КАРИАН » 05 сен 2015, 17:03

6. Лагерный сбор
Телус. Лагерный городок «Восточный-3» Управления Инженерных и Разведывательных Работ «Восток» на Телусе. Начало марта 2061года (по Телусскому календарю).

Командующий группировкой генерал-майор Крылов, прибыл на лагерный сбор через день после отъезда военной прокуратуры. Без особого интереса, выслушав сбивчивое объяснение Начальника штаба о проведённых в его отсутствие поисковых мероприятиях и удовлетворившись благодарственным письмом, генерал не стал даже вызывать основных участников. Ещё с КПП, отправив ординарца обустраивать свой личный домик, он успел вкратце ознакомиться с исполнением графика прибытия частей, назначить общее совещание на пять вечера, после чего и отправился на отдых. От обеда он отказался и испытав после дальней дороги настоящее блаженство, залёг в парящую и душистую, подготовленную капитаном Лёвочкиным, его давнишней заботливой «нянькой», ванну.
-До вечера свободен – милостиво, словно кость, бесконечно преданной и благодарной дворцовой собаке, бросил он и обрадованного капитана, смыло в ту же секунду.
-К окончанию совещания, чтобы в штабе был – прокричал он, уже слыша шум закрывающихся дверей.
Тёплая, почти горячая вода сразу успокоила намученную от жёсткого сиденья поясницу. Генерал, не смотря на возраст, а месяц назад ему исполнилось пятьдесят два, был ещё статен и крепок. Вот только спина, сорванная уже и не упомнить как давно, ещё по молодости, всё чаще стала напоминать о себе. Прикрыв глаза, он с удовольствием вытянул сильные, поросшие коротким и курчавым волосом ноги. Жаль только новенький ионизатор с гидромассажной системой вывезти сюда, так и не удалось. При погрузке, дуболомы комендантской роты порвали обвязку и вместе с раздавленным в лепёшку картриджем, ванна опять откочевала в главковский МТС. Генерал резко и недовольно выдохнул. Думать ни о чём не хотелось. Хотелось лишь полностью раствориться в этом состоянии блаженства и неги, почти физически ощущая, как распаренная кожа налившись живительной влагой, уже смягчается, расставаясь с насохшими потом и грязью последних пяти суток. Одна только мысль последние две недели неизменно преследовала его не давая передышки ни днём, ни ночью. Через девять месяцев в Академии Фрунзе, где заканчивал учёбу его сын, пройдут выпускные экзамены и состоится наконец, столь долгожданное распределение новоиспечённых офицеров к местам прохождения их службы.
Задумчиво глядя в оклеенную винипластом стену тесноватой ванной комнаты, и не видя перед собой ничего, кроме смутных расплывчатых силуэтов, напоминающих курсантов с задранными почти вертикально, тульями парадных фуражек; он непроизвольно поджал не по мужски красивые и чувственные губы. Когда-то, именно они и стали той каплей, которая пересилила все родительские уговоры, его будущей супруги.
«Выдернуть бы парня сюда» - мысль эта серым облаком отразилась на лице. Несмотря на тёплую расслабленность, сильную фигуру генерала передёрнуло, словно от морозной судороги. Дрожайшая супруга отписалась с крайним транспортом, что рассматривает варианты службы для Коленьки, только на Земле и обязательно в солидном штабе. Что подразумевает его Любусик Владленовна под солидным штабом, сомнений у него не вызывало.
В далёкие уже курсантские годы, молодая и беленькая как новорождённая овечка Любочка, девушка совсем не простая – единственная дочка одного из заместителей начальника Генштаба, досталась ему словно выигранный по редкому и почти невозможному случаю, лотерейный билет. В двадцать восемь лет, она после первых двух дочерей, родила ему, наконец, столь долгожданного сына. Любил ли он её на самом деле? Этим вопросом он стал задаваться не очень давно, когда пожив один, вдруг понял, что прежнего почти животного влечения к относительно неплохо ещё сохранившемуся телу жены, оставшейся всё такой же стройной несмотря на роды, у него нет. Когда-то он был ослеплён, как думалось тогда неземной любовью к этой миловидненькой, хотя, наверное, и не в меру своенравной и требовательной девчонке.
Ему льстило, когда по первому его желанию эта капризная и роскошная во всех отношениях, недавняя недотрога, покорно замирала в самых вульгарных и непристойных позах, позволяя проделывать с собой всё что угодно, из почерпнутого им богатого и щедрого арсенала платных подружек. И эта безропотная покорность обычной уличной шлюхи, в сочетании с аристократической неприступностью днём, навзничь сносила парню, из простой городской окраины, голову.
А может больше льстил блеск орденов и золотых погон на парадном мундире её, не чаявшего души в своей единственной дочери и погрязшего в важных государственных делах папаши. Молодой офицер с упоительной гордостью отказался тогда от предложенной ему помощи и очень кичился этой своей независимостью. И как бы раньше Крылов не убеждал себя, что к его генеральской карьере семейное родство это не имеет отношения, теперь-то он отлично понимал значение, нависшей над его личным делом молчаливой, но весьма тяжёлой фразы - «Зять Самойлова»… Теперь всё это играло против него. После смерти тестя, старая генштабовская мафия, в которую его до конца всё же не впустили, взяла под особую опеку дочь и внука дорогого товарища. Его родительское слово незаметно подвинулось в сторону, словно речь шла не о его сыне.
Генерал, непроизвольно жмурясь от удовольствия, медленно растирая ладонями широкую грудь, погрузился в горячую воду ещё глубже, оставив над поверхностью широкий волевой подбородок. Что ж, лететь на Землю всё равно придётся. Убедить непрошенных доброжелателей, что зла он собственному ребёнку не желает, а как это им, наверное, не покажется странным, скорее наоборот… Начальник Главка устное добро уже дал, осталось только подать по команде рапорт на отлёт. Для этого он копил уже четвёртый год отпускные месяцы, чтобы перед подписание первого контракта, подгадав срок выпуска у сына, лично забрать его с Земли. Перепиской здесь не обойтись, а вот перед его личным «обаянием» Любовь Владленовна устоять вряд ли сможет. Одно дело прислать продуманную и заготовленную на голограмме речь, другое высказать всё это глядя в глаза недовольного супруга.
Как вариант, Крыловым рассматривалось даже предложение забрать на Телус и её. На зимних квартирах группировки в Восточном, делать ей конечно нечего, а вот в столице Округа, варианты могут прорисоваться вполне достойные. Слишком велик авторитет его покойного тестя. Население Игумнова давно перевалило за полмиллиона и растёт дальше вместе с новыми микрорайонами, так что скучать генеральской жене не придётся.
Разговора с самолюбивым, напоминающим его самого в молодости, сыном, он не опасался. Ведь начинать придётся сразу с такого, во всех отношениях непростого места службы. И конечно сам, всё только сам… Но поставить на верную дорожку и показать направление в котором по ней двигаться, зазорным для себя Геннадий Сергеевич не считал. Он уже всё давно продумал и с кем нужно обговорил.
Помощник заместителя одного из отделов инспекционного управления при Командующем ограниченным контингентом, должность, конечно, не самая броская, но в реальных боевых войсках, очень даже значимая. А уж для любого, понимающего командира линейного подразделения, даже вплоть до полка, хорошие отношения с таким человеком значимы особенно. И тут, как говориться на всё воля божья, но и мозги явно лишними не окажутся. За три года дойти до капитана, ещё при льготной-то выслуге, труда не должно составить определённо и главное, что к этому времени, многие необходимые для молодого офицера двери, уже открыты будут.
Командный ценз набирать всё равно придётся, но лучше делать это уже будучи обременённым определёнными штабными связями, и начать сразу с батальона, а не со взвода, ничего не имеющим в личном багаже лейтенантом. Вот для этого, незаметная рука папы генерала и нужна, а так конечно, всё сам… и в этом случае, рука окажется действительно незаметной. Это не то, что выпускник-лейтенант сразу приземлится на роту. Ведь дров со своей принципиальностью наломать может. Генерал стиснул зубы и на щеках двумя желваками, вздыбились окаменевшие мышцы. Ну почему бабы такие дуры…
Образ давно уже приевшейся супруги, привиделся во всех самых интимных подробностях, и совсем не идеальных после третьих родов, и Геннадий Сергеевич понял, что настроение испорченно окончательно. А ведь что-то приятное, кажется намечалось на сегодняшний вечер… и тут он вспомнил. Сегодня же представление и первое совещание с начальником нового отдела. Перед глазами мелькнула стройная, затянутая в подполковничью форму женская фигура и красивое, хотя немного и холодное лицо с укоризной заглянуло в дверь ванной. Колени непроизвольно дёрнулись и прикрывая чернеющий спутанными волосами живот, непроизвольно вылезли из воды. Чёрт, возьми… вздрогнув он покосился на приоткрытую дверь. Как он вообще мог забыть про такое. Стареет что ли? И генерал с готовностью отогнал домашние проблемы, и будущие споры с женой... не сейчас. Ещё полгода, можно смело не думать об этом. Он опять расслабленно вытянулся, и ему вдруг стало необычно легко и радостно.
Сумасшедшая чехарда перед началом промышленного сезона, кого хочешь заездит так, что останется только одно желание, добраться до кровати и забыться хоть на короткие пять-шесть часов. Белоржечевск, Игумново… Начокруга, Командующий… Отчёты… Планы… Графики развёртывания… все внутренние дела пришлось оставить на Фриновского. А старому волку палец в пасть не клади, хорошо, если по локоть только оттяпает. Вновь создаваемый специальный отдел ожидаемо оказался включённым в штат Службы безопасности, но… Крылов опять чертыхнулся и мысленно пригрозил слишком проворному заместителю - овец по осени посчитаем.
С начальником нового отдела подполковником Колмыковой удалось побеседовать лишь два раза. Самая первая встреча быстро вылетела из головы. Прибывшая в Белоржечевск прямо с орбитального аэродрома, она нашла его в штабе Округа. Звонкий женский голос окликнул его прямо в Приёмной.
-Товарищ генерал-майор, разрешите обратиться?
Плохо соображавший, что от него хотят, он тогда рассеянно выслушал рапорт, с недоумением разглядывая стоящую перед ним совсем ещё молоденькую девушку. От того, самого первого впечатления, в памяти остались только тёмно-синие просветы на подполковничьих погонах, необычайно красиво контрастирующие с лежащими на них густыми рыжими волосами.
-Товарищ генерал-майор, подполковник Колмыкова, прибыла в Ваше распоряжение. Цель прибытия развёртывание на базе вверенного Вам соединения, Специального отдела с особыми полицейскими полномочиями. На должность исполняющего обязанности назначена приказом Начальника Генерального штаба, номер эСэС два нуля четыреста восемьдесят пять, от двадцатого марта две тысячи шестидесятого года.
Что говорил тогда сам, он и не помнил. Голова, прямо на пороге кабинета Начокруга за пять минут до начала разноса, была занята совершенно другими делами – предстоял отчёт по срыву графика вывода Первой инженерной бригады на испытательный полигон. Кто-то из знакомых тогда показывал, из-за спины застывшего перед ним подполковника, большие пальцы на сжатом кулаке, некоторые из проходящих пытались неуклюже шутить, но Крылову тогда было не до этого.
Нового подполковника, он смог по-настоящему оценить лишь при второй встрече. Уже в штабе Главного управления, правда опять на бегу, он подписал для формируемого подразделения запрос на набор личного состава, из прибывшего на планету маршевого батальона. Несмотря на высказанное недовольство Фриновского и Моисеенко, вполне справедливо усомнившихся в перспективе такого решения, он всё же не стал отказывать и благодарный взгляд больших ярко-синих глаз, стоял перед ним несколько дней...
Через два часа посвежевший, гладко выбритый и переодетый в новый повседневный генеральский мундир, он уже неспешно поднимался по знакомым ступенькам штабной лестницы. За прошедшую зиму здесь мало что изменилось, разве что всё, стало ещё более скрипучим. Да под неярким дневным освещением, по сумрачным непрогретым людским теплом коридорам, витал ещё дух холодной необжитости. Сильно тянуло смесью хлорки и мыла.
Крылов едва успел подвинуться, когда два молодых бойца комендантского взвода, выскочившие навстречу, от неожиданности едва не выплеснули ему на ноги содержимое тазика, с грязным, уже использованным помывочным раствором. Полагающийся по штату робот-уборщик, приказал долго жить ещё весной прошлого кода, ремонт оказался неожиданно дорогим и счёт на его оплату так и завис у прижимистого Начфина. Крылов недовольно поморщился и едва удержался от ругани, солдатская беготня оторвала его от приятных мыслей. Уже нахмурившийся, он прошёл по коридору мимо собственного кабинета и потянул соседнюю дверь первого заместителя. Более половины прибывающих служб ещё тянулись и Моисеенко, опередившего Командующего на целых полдня, на месте ожидаемо не оказалось.
Генерал всё-таки чертыхнулся и зашёл, наконец, в Приёмную. Мельком, без обычного интереса взглянул на широкие, туго обтянутые укороченной форменной юбкой, бёдра молодой девушки, нагнувшейся прямо перед столом возле каких-то коробок. На ходу махнув, покрасневшей, не сразу распрямившейся секретарше рукой, он прошёл в знакомую дверь кабинета...

* * *

Наташа вошла на второй этаж штабного здания за пятнадцать минут до начала совещания. Долго и обстоятельно переговорив, с приехавшим специально по её душу главковским полковником, она лишь успела заскочить в столовую, где в комнате дежурного ей организовали лёгкий перекус.
Сказать, что волновалась она особенно уж сильно, было наверное неправильно.
За долгие десять лет офицерской службы, у неё было уже немало таких вот представлений. Но сегодня, встречаясь с командованием группировки, в которой ей совершенно точно предстояло прожить и проработать следующие пять лет, и это как минимум, она всё же испытывала в душе определённый трепет. Самого командующего Колмыкова уже видела. Как она поняла чуть позже, явно не в лучшей для того форме, на пороге у окружного начальства. Поговорить толком, конечно же, не получилось, и теперь она не знала, к чему ей следует готовиться.
Внешне он оставил неплохое о себе впечатление – среднего роста, выдержанный и достаточно спокойный. Приятные, хотя и несколько крупноватые черты загорелого и мужественного лица, хорошо гармонировали с густыми чёрными волосами…. Она мысленно улыбнулась, с таким хоть не стыдно будет и на совещание какое-нибудь прибыть.
То обстоятельство, что он совершенно не обратил на неё мужского внимания, поначалу даже расстроило молодую женщину. Но потом, трезво взвесив все обстоятельства, она пришла к выводу, что так будет даже лучше, а главное гораздо спокойнее. Какое-то время, она даже удивлённо смотрела на себя в зеркало. Неужели ей впервые выпадает шанс начать службу с командиром, не отягощённым в отношение её никакими личными претензиями…
Перед мысленным взором непроизвольно всплыли жуткие глаза, оставшегося на далёкой Земле, её непосредственного начальника генерала Беленко - тоже вроде не особо отягощённого… и по спине прошлась липкая неприятная судорога.
Всё же какая-то внутренняя ЧЕРВОТОЧИНКА, скорее обида красивой и молодой, привыкшей к всеобщему вниманию женщины, затаилась где-то глубоко в душе и теперь она испытывала странное разочарование собой, которое усугублялось недавним происшествием, едва не закончившемся вообще полной катастрофой. Она и сейчас с чувством тревоги, просматривала приходящие на персональный коммуникатор служебные сообщения, и как ко всему этому отнесётся новый командир, не обративший никакого внимания на её чары и обаяние, постепенно начинало беспокоить её всё больше. Никто не любит подчинённых создающих проблемы, уж в этом-то она успела убедиться. Хотя ничего сверхъестественного произойти вроде не должно. Глубину проработки прокурорского капитана, она по школьной ещё шкале оценивала на восемьдесят пять-девяносто процентов. И всё же её самонадеянность едва не сыграло с ней злую шутку. Сколько раз она твердила себе что никакая, даже самая казалось бы ненужная предосторожность, не бывает излишней. И теперь, сосредоточенно поджав губы, настраивая себя на спокойный дружелюбный тон, она медленно шла по коридору к открытой двери приёмной. Последние полтора года, когда без лишних объяснений, Наташу гоняли по различным частям, прикомандировывая то на один месяц, то на несколько сразу, её как раз и приучили рассматривать такое вот первое представление, едва ли не главным индикатором оценки всей дальнейшей службы. Она достала платок и смахнула со лба, вряд ли заметную для посторонних глаз, испарину. Что ж, осталось потерпеть совсем немного…
-Та-ак... А Вы у нас, Колмыкова кажется – высокий статный полковник окликнул её, прямо перед дверями приёмной. Она лишь успела обернуться, когда он быстро подошёл и встал перед ней. Слегка прищурившись, он демонстративно оглядел её с ног до головы и в его тонких нервных губах заиграла улыбка, – ну что ж, значит будем работать вместе. Ну, меня Вы, наверное, уже знаете?
Карие глаза с влажными голубоватыми белками, смотрели весело и немного снисходительно, а гладко выбритый крупный подбородок, с особенно проявившейся от улыбки ямочкой, выражал сейчас крайнюю степень удовлетворения. Он ещё раз задержался взглядом на её груди, словно пытаясь сдвинуть галстук и пробраться за ряд пуговиц на парадной белой рубашке.
-Вас уже определили с жильём?
-Так точно, товарищ полковник, ещё неделю назад. Вопросов и замечаний не имеется – Колмыкову насторожил этот слишком бесцеремонный взгляд самоуверенного офицера и она решила пока выдержать нейтральную уставную дистанцию. Первый заместитель командующего полковник Моисеенко, она узнала его по просмотренным фотографиям. Высокая спортивная фигура, тёмные, коротко остриженные волосы, а под ними начальственно холёное лицо, влюблённого в себя человека. Второй, хотя по факту возможно и третий человек в иерархии штаба. Колмыкова не была в этом уверена до конца, слишком не понравилась ей фигура начальника безопасности, полковника запаса ФСБ Фриновского. С такой биографией можно было ожидать чего угодно, только не удовлетворения от третьей, или четвёртой роли. Учитывая его богатое гэбэшное прошлое, не приходилось сомневаться, что понять это будет ой как непросто. Моисеенко тем временем слегка отступив в сторону, рассматривал щегольские, пошитые по персональному заказу ещё на Земле сапоги, сбитые в гармошку на её плотных красиво округлённых икрах. Она привыкла к мужским взглядам, видела их столько, что хватило бы на настоящую энциклопедию, детализированную и видимо очень подробную. И взгляд этот, ей определённо не нравился. Оправив машинальным движением юбку, она сдержанно и осторожно поинтересовалась:
-Вы разрешите мне пройти, товарищ полковник?
Он всё ещё улыбался ей вслед, когда она обошла его и небрежно кивнув, прошла мимо застывшей от неожиданности секретарши. Дверь генеральского кабинета была приоткрыта и Колмыкова чисто символически стукнув по ней костяшками пальцев, перешагнула порог.
-Разрешите?... Товарищ генерал-майор, подполковник Колмыкова, по Вашему приказанию прибыла.

* * *
Последний раз редактировалось КАРИАН 25 окт 2015, 01:52, всего редактировалось 1 раз.
— Ну что, издаёшь, наконец, свою книгу?
— Книгу? А я решил уже сжечь её для пользы человечества. Что ты это вспомнил о ней?
М.Горький
КАРИАН

 
Сообщения: 302
Зарегистрирован: 18 апр 2015, 23:34
Карма: 449

Re: Послевкусие победы

Сообщение КАРИАН » 12 сен 2015, 15:29

Продолжение. Пока черновик, но корректировать и править буду потом.

Лагерный сбор
Телус. Лагерный городок «Восточный-3» Управления Инженерных и Разведывательных Работ «Восток» на Телусе. Начало марта 2061года (по Телусскому календарю).

Через двадцать минут, в заполнившемся офицерами кабинете, началось первое для Колмыковой служебное совещание. Крылов всё это время о чём-то шептался с представителем Главка, остальные офицеры обсуждали свои служебные дела, по крайней мере, так казалось ей со стороны, судя по серьёзным и задумчивым лицам. Наташа, разместившаяся рядом с Моисеенко, то и дело ловила на себе внимательные, ещё осторожные взгляды, когда, наконец, главковский полковник перебрался за общий стол на освобождённое для него место и Крылов встал, поднимая обе руки и призывая к тишине.
-Товарищи офицеры, прекращаем все обсуждения, начинаем рабочее совещание. Для начала прошу выслушать короткое сообщение – он какое-то время смотрел, на нежелающих сразу утихать подчинённых.
-А где Начальник штаба?*
Полковник Моисеенко вбивавший, что-то в личный планшет, отвлёкся и поднял голову:
-Я отпустил его. Там связисты с Округа приехали, он с Начсвязью с ними занимается. Если, что Геннадий Сергеевич, я за него отработаю.
Крылов не довольно пожал плечами, но возражать не стал:
-Ладно, тогда приступим. Товарищи офицеры… нашего гостя полковника Зараева из штаба Главного управления, надеюсь все знают, представлять не буду. Как вы уже заметили, сегодня среди нас присутствует новый офицер...
Дождавшись, когда окончательно стихнут наиболее упорные голоса, Крылов кивнул гостю собрания.
-Давайте Леонид Михайлович.
Почти все без исключения присутствующие, свободно разместившиеся за длинным столом, повернули заинтересованные лица в его сторону и лишь немногие, ещё скользили взглядами по напряжённому лицу Колмыковой. Зараев раскрыл лежащий на столе фельдъегерский планшет и вытянул тонкую гибкую пластину размером с обычный форматный лист. Активировав панель, одноразового электронного формата, снял кодировку и хорошо поставленным голосом зачитал проявившиеся строчки.
-Приказ Начальника Главного Военизированного Инженерно-Технического управления при Министерстве Обороны Российской Федерации на Телусе, генерала-лейтенанта Фейгина, номер Сто сорок семь эСПэ, от четвёртого марта две тысячи шестьдесят первого года Телусского календаря, о назначении подполковника Генерального штаба Колмыковой Натальи Николаевны на должность исполняющей обязанности Начальника Специального отдела военизированного Управления Инженерно-Разведывательных работ «Восток»...
Он повернул голову к генералу.
-Сам текст Приказа, чуть позже озвучит для вас командующий группировкой генерал-майор Крылов и всем ответственным начальникам отделов и управлений будет передано необходимое количество печатных экземпляров.
Зараев, не спеша выбил что-то на клавиатурной панели планшета и ворчливым голосом старого и опытного сотрудника-специалиста по делопроизводству, добавил:
-Прошу не забывать о правилах работы со служебной документацией, под грифом ДСП. Сегодня на общем построении частей, этот Приказ должен быть доведён до личного состава Управления.
Он на секунду прервался, и опять перевёл взгляд на сидевшего через стол генерала Крылова. Получив его молчаливое подтверждение, продолжил:
-Товарищи офицеры, некоторые из вас уже видимо знакомы с Наталией Николаевной и сегодня я имею полномочия представить её, как утверждённого кандидата на должность вновь создаваемого специального подразделения, с этой минуты исполняющую функции полноправного Начальника отдела. Думаю в течении ближайшего месяца состоится и окончательное утверждение её кандидатуры. Итак, прошу знакомиться, - подполковник Колмыкова Наталия Николаевна, ВРИО Начальника Специального отдела, Инженерно-разведывательного разрабатывающего управления «Восток».
Раздался звук отодвигаемого стула и Колмыкова, торопливо оправляя сбившуюся юбку, поднялась из-за стола. Её настороженные синие глаза быстро скользнули по лицам присутствующих. Даже на дальнем краю бесконечного стола, забыв о недавних и крайне важных разговорах, все офицеры рассматривали стройную молодую девушку, с выпрямленной, будто на параде спиной. Рядом с высоким представителем Главка, она казалась совсем девчонкой. Кто-то негромко, но выразительно хмыкнул.
Разговоры давно уже смолкли и в полной тишине, Зараев отсоединил от пластикового фельдъегерского планшета лист с представлением и наклонившись, протянул его сидящему через стол генералу. Аккуратно стараясь не мять лишний раз, Крылов взял его в руку и поднявшись, проводил гостя до высоких массивных дверей. Пожав на прощание руку, он передал электронный формат подскочившей к открытой двери секретарше
-Распечатаешь по обычной общей процедуре, для грифа ДСП. На выходе всем под роспись.
Дождавшись пока девушка пробежала по напечатанному тексту глазами и послушно кивнула, он вернулся к столу.
-Представление состоялось. Задавайте вопросы, товарищи офицеры. Прошу только, по существу вновь формируемого отдела и лично к исполняющей обязанности Наталии Николаевне. Экономьте своё и чужое время.
Крылов, наверное, в первый раз задержался взглядом на лице Колмыковой и как ни старался он держаться равнодушнее, Наташа успела понять, как глубоко она заблуждалась на его счёт...
Через стол, ближе к командующему, прямо напротив Зараева и Моисеенко, разместился начальник Управления тяжёлой механизации Тижлов, грузный полковник, фамилией и должностью оправдывающий своё телосложение – третий человек в официальном списке группировки и заместитель Крылова по производству. Как и положено одному из старших офицеров, Тижлов неторопливо огляделся и задал вопрос первым. Он давно не сводил с Колмыковой хмурого изучающего взгляда.
-Товарищ подполковник, надеюсь это больше не секрет, можете разъяснить зону ответственности вашего Отдела. Будете ли он работать в Промышленной зоне, или только выполнять полицейские функции здесь, в Буферной и Демилитаризованной зонах.
Калмыкова непроизвольно и с некоторым огорчением поджала губы, в хриплом, будто надорванном голосе полковника, особой доброжелательности она не почувствовала.
-Может, я пытаюсь обогнать головной тягач в колонне, - Тижлов на мгновенье умолк и нахмурился ещё больше - но нам хотелось бы уже сейчас это понимать. Это необходимо для дальнейшего планирования охранных мероприятий, главным образом по переброске техники.
Колмыкова выпрямилась ещё больше и твёрдо взглянула в колючие тёмные глаза.
-Товарищ полковник, окончательный штат Отдела, согласно уточнённых вменяемых ему задач, будет утверждён в самое ближайшее время, поэтому сейчас я…
-Подождите Колмыкова – Моисеенко, сидящий рядом с ней, сделал останавливающий жест рукой. Новоиспечённый начальник отдела осеклась на полуслове, удивлённо посмотрела на него и замолчала.
-Илья Ильич, сегодня, сразу после окончания совещания всем начальникам управлений и обособленных отделов, нашей Службой безопасности, куда структурно войдёт новое подразделение, будут разосланы отдельные формуляры, где и будут прописаны его возможные пока задачи и оговорены порядки взаимодействия. Сейчас… - он покосился снизу вверх на замершую Колмыкову - могу лишь добавить, что рассматривается возможность использования Отдела, вернее его отдельной тяжёлой роты, для силового прикрытия инженерно-разведывательных мероприятий и в дальней Промышленной зоне, в том числе. Вы удовлетворены?
Тижлов пренебрежительно скомкал губы, одарил, ничего не понимающую Колмыкову, ещё одним неприязненным взглядом и окончательно отвернулся от неё к Моисеенко.
-Тогда может более конкретный вопрос? В течении прошедшего года, транспортные части 2-ой и 3-ей механизированной колонны во время следования к полигону радиоактивных отходов, семь раз подвергались обстрелу. В результате мы понесли существенные потери – более десятка раненных, четверо убитых, три грузовика лишь недавно прибыли из ремонта, один ушёл на списание...
Он на мгновенье умолк будто, что-то ещё подсчитывая.
-Командиры бригад, дали заявку на проведение тотальной зачистки местности. Вы, мне помнится, пообещали провести её в самое ближайшее время. Прошлогодний сезон, слава Богу, закончился, ваша зачистка так и не началась. Мы можем реально рассчитывать на использование для этой цели подразделений нового Отдела, или нам опять придётся выкручиваться собственными силами?
-Илья Ильич, ты опять за своё – в голосе Заместителя командующего проступило явное неудовольствие. Калмыковой было неудобно наблюдать за ним сверху вниз и она покраснела ещё больше, но так и осталась стоять в одиночестве.
-Я же сказал, сегодня получишь порядок взаимодействия и оформляй заявку на проведение спецоперации в интересах своего управления. Как только Отдел начнёт действовать, будешь первым на очереди.
Он с хитрой и понимающей усмешкой посмотрел на собеседника.
-Только к тебе тоже есть пара вопросов в связи с этим. Диких охотников, массово отогнали уже, как два года. Что-то я не упомню, чтобы разведка сообщала об их возвращении. Армейцы трёпку им тогда задали приличную. И что? Ты думаешь, они незамеченными смогли как-то вернуться?
Ещё один, сидящий рядом с Тижловым, незнакомый Колмыковой полковник, тоже решил включиться в разговор:
-Да нечего тут думать. Дикие здесь не при чём. Все могильники чёрными копателями облеплены. Этих, если периодически не прессовать, они начинают наглеть, а четвёртая площадка на семьдесят километров отстоит от ближайшего Промцентра с нормальным гарнизоном, вот они там себя хозяевами и почувствовали.
-Подожди, Сергей Анатольевич – остановил его Тижлов, не отводя глаз от ухмыляющегося Моисеенко.
-Вот, зам по боевой работе, всё правильно подсказывает. А нам приходиться пустую руду с Новогреминского карьера вокруг серпантина укладывать, а она фонит не хуже реакторной отработки. Плутоний, цезий и всё такое… У меня этой зимой, двое служащих с водителей уволились. Остальные, пока под честное слово поверили. Думаю, до первой приличной дозы.
-Ничего, бойцов посадишь – не сгоняя улыбки, быстро произнёс Моисеенко.
-Ты соображаешь что говоришь? – начальник производственного управления едва не задохнулся от злости - Это не УАЗиком твоим по деревне рулить, там высшее образование и знание языков программирования нужны. Каждый водитель под себя программы вводит, алгоритм работы настраивает – глаза Тижлова ещё больше потемнели от ярости и голос налился грудной силой – вот так и всегда. Тебе лишь бы брякнуть, а там хоть трава не расти...
Видно было, что ему с трудом удаётся сдерживать себя. Моисеенко это совершенно не смутило и он тоже повысил голос
-Ты давай выражения подбирай. Я ведь тоже могу…
-Борис прекратите. Илья Ильич, давайте как-то действительно поспокойнее – пришлось вмешаться в разгорающуюся перебранку Крылову. Покосившись на него, Замкомандующего опять перевёл мстительный взгляд на недавнего собеседника.
-Странно. Что это копатели так на вас взъелись. Вы им часом, интересы нигде не пересекаете?
Шумно сопя, Тяжлов выдержал его насмешливый взгляд, но предпочёл промолчать и генерал снова поспешил их разнять.
-Товарищи офицеры давайте по существу. Собственные счёты потом сводить будете. Конкретные вопросы к руководителю нового Отдела ещё будут?
-А товарищ подполковник, случайно не замужем?
Голос прозвучал с дальнего конца стола и оттуда же, раздалось несколько коротких смешков. Крылов метнул на развеселившихся подчинённых свирепый взгляд.
-Это всё что вас интересует?
-Пока да.
Общий смех немного разрядил обстановку, а Колмыкова закусив нижнюю губу, исподлобья, совсем нехорошо посмотрела на говорившего. Но молодой симпатичный подполковник, встретил этот взгляд весело и совсем беззлобно и немного поколебавшись, Наташа отвернулась. Было над чем подумать и более важном, чем ребяческая выходка заскучавшего офицера. Ей многое уже стало ясно. Интересные тут дела творятся - один видимо гонит явную контрабанду, все это знают и генерал получается в доле, раз откровенно прикрывает его. А этот неприятный Моисеенко, что же? Рыцарь на белом коне?...
Тем временем, внешне успокоившийся Илья Ильич, опять нахмурил упрямый лоб.
-Я так и не понял, что всё-таки со спецоперацией? Нам она нужна в первую очередь.
-Дороговато обойдётся спецоперация только для свалки драна**. Оплачивать тогда самим придётся. Новый отдел просто так раскатывать по Промзоне не будет. Не надейтесь. Так же как и вы, он будет на хозрасчёте. Правда, на частичном.
Тижлов презрительно хмыкнул.
-Боря, что ты пугаешь меня этим хозрасчётом? Не на том заработать хочешь. Ты знаешь сколько стоит тяжёлый тягач с антирадиоционной бронёй? Ремонт нам в такую копеечку влетает…
-Ну, так плати. Простои по-любому дороже будут.
-Простои даже не рассматриваются. План по добыче магнитида нам никто не снизит – недовольный тон генерала, тут же попытался разрядить, опять закипающую обстановку – готовь Илья Ильич заявку, будем рассматривать...
Моисеенко тут же отреагировал:
-Почему это я, должен рассматривать? У нас с местными коммерческими организациями, давно уже подписан «договор о разграничении». Тут нужно разобраться ещё, что на самом деле происходит...
-Прекрати Борис! – на скулах у генерала, заиграли тяжёлые желваки и Колмыковой даже послышался скрип зубов.
-Лезем в чужой бизнес, а хотим чтобы… - Первый заместитель всё не мог успокоиться.
-Товарищ полковник! – Крылов и сам был уже на грани взрыва.
Моисеенко, захлопнул панель тяжёлого индивидуального планшета и демонстративно отвернулся. На планшете зажёгся маленький жёлтый огонёчек. В таких, надёжно защищённых даже от направленного потока проникающей радиации персональных носителях, обычно хранили сверхценную информацию и стоили они очень недёшево. Несколько секунд все понуро молчали. Перепалка между двумя заместителями, непосредственно, или хотя бы косвенно затрагивала и другие службы. Наконец, генерал всё ещё раздражённо поглядывая на своего заместителя и стараясь не встречаться взглядом с продолжавшей стоять Колмыковой, произнёс
-Ещё вопросы есть?
-Разрешите товарищ генерал? – молодой подполковник, недавно назначенный начальник отдела радиационной службы, в смущении поправляя галстук, поднялся из-за стола.
-Давай Коля, только по существу, не грузи Наталию Николаевну ненужными ей проблемами.
Подполковник согласно кивнул и прикрыв ладонью рот, несколько раз негромко кашлянул, видимо скрывая подступившее волнение.
-Геннадий Сергеевич, на наш отдел Главковская наука спустила программу по наблюдению за перемещающимися зонами радиоактивности...
-Ну и наблюдайте, кто мешает. Если надо, перемещайтесь – не поднимая головы, буркнул Моисеенко.
-Дело в том товарищ полковник, - повернулся к нему радиоционщик - что за этими полями всё время следуют целые бригады старателей. После их смещения начинаются массовые раскопки. Зоны постоянных магнитных выбросов давно поделены между всякими общественными организациями. Здесь же, лезут сразу все и местные, и наши колониальные, вместе с поляками и вообще, ещё неизвестно кто. Нашего права они не признают совершенно. То, что между собой постоянно грызутся, полбеды, хотя и неприятно - хорошо пока до стрельбы не доходит. Но они цепляются и к нам. В прошлом году, уже ближе к выходу, нашу поисковую экспедицию просто согнали с одной такой точки. Старшего избили, хорошо хоть аппаратуру не тронули. Я хотел поинтересоваться в связи с этим у уважаемой Натальи Николаевны – он быстро взглянул на неё – сможет ли новый Отдел оказать нам помощь в таком вопросе? Я понимаю, что это не производство, но нам-то что делать?
Колмыкова на секунду задумалась и стараясь не бегать глазами по всему помещению, неспешно перевела дыхание.
-Вообще выход на территорию Промышленных зон, в контрактах с личным составом Отдела оговорен. Необходимое снаряжение для этой цели, даже частично уже получено…
-Подождите. Подполковник Калмыкова, возможно ещё не совсем в курсе. Я объясню… – Моисеенко нарочито не смотрел в сторону новой подчинённой, та стояла уже пунцовой. Растерянным взглядом она уставилась на генерала, но тот, казалось уже не замечал ничего вокруг.
-Этот сбор информации не относится к нашей основной деятельности. Сначала решаем проблемы по основной добыче – он повернулся к радиационщику –Мне до твоей науки… сказал бы я как до чего. у тебя, что других проблем нет?
-Есть, но Шарагина чуть не убили…
-Твоё «чуть» к делу не пришьёшь. Садись, все вопросы собери в форме заявки и мне вечером на стол. Всё ясно?
Успевший уже опуститься на стул подполковник, попытался опять подняться, но Моисеенко махнул рукой:
-Сиди. Я уже объяснял, но повторю ещё раз, для особо непонятливых. После получения информации о порядке взаимодействия, вы составляете запрос, если он признан объективным получаете согласование, определяетесь с оплатой. Если смета, утверждённая в Главке позволяет, Спецотдел после получения предоплаты приступает к работе. Да, - он повысил голос в ответ на недовольный ропот раздавшийся сразу в нескольких местах - принято такое решение. Для увеличения эффективности, Отдел в пределах Промышленной зоны будет, как и все инженерные подразделения действовать на хозрасчёте. Поэтому думайте товарищи инженеры и по пустякам заявки не строчите, если не хотите без штанов остаться к концу сезона, – Моисеенко ухмыльнулся, прислушиваясь к отдельным возгласам с дальнего края стола.
–Ничего. Зарабатываете вы неплохо и если будете внимательно обдумывать свои действия, не разоритесь. Это ни в коем случае не освобождает нашу уважаемую Наталию Николаевну, - он многозначительно поднял на неё глаза - от выполнения основной задачи Отдела по пресечению потока контрабанды и обеспечению общественного порядка в демилитаризованной зоне. Предварительные обсуждения с местными властями уже прошли. Здесь уже главное не деньги, главное наш престиж. Муниципальная милиция с разгулом преступности не справляется. Сейчас самостийники очередную её реформу затеяли, так что будем надеяться на лучшее. Всё понятно?
-Так точно товарищ полковник – за всех ответил, старательно слушающий и что-то постоянно вносящий в электронный блокнот, офицер радиационщик.
-У меня тоже вопрос, к товарищу подполковнику.
-Да – Моисеенко повернулся в сторону наголо обритого офицера, единственного здесь в полевой камуфлированной форме и поднявшего, словно школьник руку.
–Мы тебя слушаем.
Раздался скрежет передвигаемого по полу стула и Колмыкова демонстративно села. Медленным и небрежным, но выверенным до миллиметра движением, она поправила незаметную для других растрепавшуюся причёску. Щёки её пылали, а потемневшие синие глаза смотрели не мигая в одну точку. Стянув в тонкую полоску дрожащие, от едва сдерживаемого возмущения губы, она уставилась перед собой.
-Начальник разведки майор Ерёмин – поднявшийся офицер заученно кивнул, в сторону никак не отреагировавшей на его представление, Колмыковой - Я хотел бы поинтересоваться у начальника нового Отдела…
-Говори, говори… Можешь сидя. Наталия Николаевна пока не в курсе всех наших дел и ей будет полезно выслушать твоё мнение по организации работы Отдела.
Моисеенко с покровительственной улыбкой, смотрел на продолжавшую наливаться краской Колмыкову, словно не замечая её подрагивающей щеки и побелевших от обиды губ.
Главный разведчик управления ещё несколько секунд смотрел на застывшую Колмыкову и неопределённо пожав плечами, перевёл взгляд в угол широкого кабинета, собираясь с мыслями.
-Я не успел ещё подготовить подробный рапорт, Борис Яковлевич, только что с марша… – в голосе офицера просквозила досада, но он быстро с ней справился – но прямо сейчас, я хотел бы сказать вот что… - он поднял руку к подбородку и покрутив зачем-то верхнюю пуговицу аккуратно расправил воротник, словно это могло придать ему большей уверенности.
-Вчерашней ночью, наша разведколонна вышла с территории Управления «Центр». По совместной работе я дам подробный отчёт – он перехватил взгляд Первого заместителя и тот согласно кивнул – Но, тут вот какое дело…
Разведчик опять на секунду замялся.
-В общем… на южных границах Центрального промсектора, что-то непонятное происходит. В диких поселениях идёт самая настоящая война. За последний месяц из резерваций, пересекло границу Свободной республики, около двенадцати тысяч местных...
Он замолчал, пережидая удивлённый гул прокатившийся вдоль стола. Но переспрашивать его никто не стал и он продолжил.
-Сведения точные, мы получили их от военной разведки и наши коллеги из управления «Центр» её в целом подтвердили. И есть догадки, что это продолжается уже не меньше полугода, сейчас просто особенно активизировалось. Армейские, требуют от нас значительного усиления присутствия, поэтому я собственно и хотел спросить у товарища подполковника...
Крылов уже с первых слов внимательно слушавший его, тут же поинтересовался.
-Как это соотносится к нам?
-Сейчас я объясню товарищ генерал. Похоже, кто-то собирается подпалить Свободные республики. Волна ненависти к правящим домам и реваншизм, там начали подниматься ещё с осени. Кто-то ведёт целенаправленную обработку и так не самого спокойного населения. А теперь после таких массовых переселений немалой части непримиримых… я не знаю. Граница сейчас открыта, согласно какой-то статьи договора, они имею право на встречи и обмены с родственниками, а в резервациях, во многих местечках, назревает голод…
-Ты видимо не понял мой вопрос, Серёжа – генерал недовольно постучал по массивной крышке компьютерного блока.
-Геннадий Сергеевич, я просто не дошёл до самого главного.
-Ну и что же, это твоё самое главное? – Моисеенко злобно глянул на разведчика – хватит корову за вымя тянуть.
Он сделал вид, что не замечает, как скривилось от этих слов лицо Колмыковой.
-Ну!
Ерёмин виновато кивнул и поспешил продолжить
-Самое главное, что по данным разведки во всём этом – в организации нападений и уничтожении продовольственных запасов, обвиняют вольных охотников. Якобы это они занимаются грабежами и насилием. В Округе сейчас готовят официальное обращение к главе дома Бан-Глуур, с разъяснением абсурдности этих заявлений.
-Насколько я знаю дом Глууров и так на нашей стороне. Значит, эта игра ведётся и против него – Крылов забыв о недавнем показном безразличии внимательно вслушивался в каждое слово, - есть вообще, хоть какая-то информация по этим разбойничьим шайкам?
-Информация имеется Геннадий Сергеевич, но она такого противоречивого плана, что её предпочли не заметить в Округе...
-Ну, ты долго ещё собираешься измываться над нами. Я начинаю уже сомневаться в твоём назначении.
Моисеенко что-то здорово обеспокоило в этом рассказе и нерешительность подчинённого, раздражала его всё больше. Разведчик устало вздохнул и хмуро посмотрел на него
-Есть показания женщины, оставшейся в живых после самого кровавого нападения на одно из сёл, где было убито почти триста местных. Так вот, она утверждала, что среди нападавших были люди работающие на Банн-Гурра. Они же и командовали бандитами. Именно Банн-Гурр является сейчас главой дома Глууров.
Забыв о недавней ссоре, Тижлов удивлённо взглянул на Моисеенко и тот, поморщившись, лишь пожал плечами.
-Ты в этом уверен?
-Мы работали там совместно с армейскими коллегами, поэтому я говорю то, что знаю наверняка. Я видел эту женщину сам и участвовал при взятии первых показаний.
-А как она смогла их определить? – опять вмешался в разговор командующий.
-Работала четыре года в столичном особняке самого Банн-Гурра. Приехала к родственникам. Молодая и вполне вменяемая. Она узнала двух человек по характерным разговорам, хотя, как и все они были в масках. Ей хватило ума прикинуться мёртвой.
Пальцы генерала скользящие по гладко выбритому подбородку дрогнули и он опустил руку.
-Ей уже устроили очную ставку?
-Не успели. Мне утром пришла шифровка, что она не перенесла полученного стресса, у неё погибла вся родня, и покончила с собой прямо в больничной палате окружного госпиталя.
На какое-то время стало тихо и Крылов опять поднялся из-за стола. Делал он это обычно в минуты крайнего волнения и это свидетельствовало о той серьёзности, которую он придавал этому сообщению. В задумчивости он прошёлся вдоль кабинета.
-Я только вчера, как из Главка, там вообще никто не говорит об этом. Бред какой-то – остановился он напротив майора.
-Оперативное управление Округа признало эти сведения не соответствующими действительной обстановке, товарищ генерал.
-Так что ты нам тогда мозги дрочишь – взорвался Моисеенко. Он навалился на стол чтобы лучше видеть стоящего майора и Колмыкова невольно отодвинулась в сторону.
-А я не могу отвечать за генерала Резника, почему его подчинённые не дали этим сведениям нужной огласки. Мы что могли, сделали. У меня всё! – закончил насупившийся разведчик.
-Если это не тупой наброс – Крылов махнул успокаивающе в сторону дёрнувшегося было разведчика – я не тебя Серёжа, имею в виду… То получается что мы стоим на пороге новой войны.
Все сосредоточенно молчали. Недавние ещё проблемы, казались теперь мелкими и несущественными, призрак новой большой войны в одну минуту поглотил их все без остатка. Молчаливые, напряжённые глаза следили за генералом.
-Значит так! Панику пока отставить… – Крылов сделал знак Ерёмину – готовь обстоятельный доклад по этому вопросу и завтра к двенадцати часам у меня. Моисеенко, Колмыкова – голос его неожиданно дрогнул – Наталия Николаевна, а также заместители по боевой работе всех инженерных бригад, соответственно так же. Командиров трогать не будем, понимаю, что дел невпроворот.
Генерал ещё раз прошелся взглядом вдоль длинного стола.
-И Вас Владимир Казимирович тоже ждём - он повернулся, к просидевшему молча всё совещание Фриновскому – прошу никого не опаздывать. Сейчас все, кроме моих непосредственных заместителей свободны, к утреннему совещанию в каждом соединении и отдельно действующем подразделении подготовить и представить проект плана мероприятий на летний сезон.



-А где Начальник штаба?*... - по штатному расписанию военизированной группировки, Штаб соединения, находится в прямом подчинении Первого Заместителя. Его аппарат занимается Тылом и организацией службы войск.
дран** - вторичные отходы после обогащения руды. Радиационно опасные.

* * *
— Ну что, издаёшь, наконец, свою книгу?
— Книгу? А я решил уже сжечь её для пользы человечества. Что ты это вспомнил о ней?
М.Горький
КАРИАН

 
Сообщения: 302
Зарегистрирован: 18 апр 2015, 23:34
Карма: 449

Re: Послевкусие победы

Сообщение КАРИАН » 18 сен 2015, 10:28

-Наталия Николаевна, Вы тоже останьтесь, пожалуйста.
Генеральский голос заставил её остановиться и вернуться назад. Только благодаря освободившимся местам в этот раз она расположилась через стул, от Моисеенко, сопровождённая его насмешливой улыбкой.
-Неужели я так страшен, Наталия Николаевна? Поверьте, я не кусаюсь, служить нам долго, думаю у Вас ещё будет время в этом убедиться.
Наташа сделала вид, что смахивает что-то невидимое с рубашки, но почувствовав чужие глаза на своей груди, тут же убрала руки. Зря она оставила китель в штабном гардеробе, думая что в кабинете будет жарко. Здесь действительно было хорошо натоплено и тепло, но эти назойливые взгляды сегодня раздражали её особенно сильно. Крылов, наконец, занял своё кресло и офицеры замолчали. Кроме Моисеенко с Колмыковой в кабинете остались уже знакомый ей заместитель по производству Тижлов, Фриновский, Начальник Тыла полковник Петрик и ждущий замены, вроде как уже прибывшей с ней на одном корабле, увольняющийся со службы замполит управления полковник-пропагандист Терёхин.
-Я собственно, о чём хотел с вами поговорить – генерал взглянул на часы, и в его покрасневших от недосыпания голубых глазах, серой мутью промелькнула усталость. Он тяжело вздохнул, - времени у нас остаётся всё меньше, и нам нужно выработать единый взгляд на создавшуюся проблему.
Он встретился взглядом с Колмыковой.
-Сколько у Вас сейчас людей в Отделе, Наталия Николаевна? Учитывая и тех, кого Вы привезли с распределительного пункта и тех, кого Вам выделили сразу.
-Всего сорок шесть человек. Шестнадцать местных и тридцать я привезла из Игумнова – тут же ответила Наташа, но в последний момент запнулась – только…
-Ну что только, договаривайте – Моисеенко, усевшийся вполоборота, расслаблено и тихо постукивал пальцами по столу. Смотрел он, прямо на неё.
-Я хотела сказать, что между ними огромная разница. Я старалась выбирать бойцов с боевым опытом, а здесь, судя по всему, избавились от ненужного балласта.
-Ну, во-первых дарёному коню в зубы не смотрят – Заместитель командующего радостно и широко улыбнулся – а во-вторых, Вы конечно хотите нас убедить, что Вам был предоставлено право выбора на мобилизационном пропускнике в Игумново. Это Вам медсёстры рассказали, про их боевой опыт?
Колмыкова пожала плечам и отвернулась. Неожиданно Крылов пришёл к ней на помощь.
-Ладно, не будем устраивать ненужные споры. Формуляр на развёртывание отдела получен и его нужно выполнять. Я считаю, Наталия Николаевна и так сделала невозможное, больше пяти человек нам ещё ни разу не удавалось получить. Поэтому нужно думать где ещё взять людей. Сколько всего по предварительному штату?
-Вместе со следственно-розыскным… -начала было Колмыкова, но Моисеенко быстро перебил её.
-Всего около двухсот человек на три отделения, Геннадий Сергеевич.
Крылов задумчиво уставился на свои потрескавшиеся, обветренные на холодном, ещё совсем не весеннем воздухе, руки.
-Нда-а… маловато. Как думаете выходить из положения.
-Человек двенадцать на полицейский отдел я дам - следователей и розыскников. Четверо из них твёрдые профессионалы – вступил в разговор Фриновский – больше, увы, не могу. А для того чтобы создать две полноценные следственно-оперативные группы, с силовым прикрытием, нужно не менее сорока.
-Силовое прикрытие может осуществлять один из взводов стрелковой роты – взглянула на него Колмыкова и Фриновский несогласно покачал головой.
-На первое время может быть так и придётся делать, но на будущее лучше иметь автономные отделения, не зависящие друг от друга. Цели и задачи у них довольно разные. Тем более общевойсковые навыки не годятся для оперативной работы. Они её просто помножат на ноль, в первом же выезде… - он подчёркнуто поморщился и осторожно предложил - может попробовать обратиться к Главковским друзьям, глядишь из реформируемой муниципальной полиции кого порекомендуют.
-Вы представляете, что это за контингент будет, Владимир Казимирович – Тижлов недоверчиво качнул головой, - я дам команду, Геннадий Сергеевич, прошерстим среди инженерных частей. Народ у нас разный попадается. Золотых и даже серебряных не обещаю, но человек сорок-пятьдесят подберём, думаю там и с милицейским прошлым, могут люди оказаться.
-Отлично – Крылов на секунду оставил в покое большой заусенец возле пожелтелого от обморожения ногтя.
-Что скажешь Тыл? Что-то ты притих смотрю, думаешь забудем? С тебя человек двадцать на хозотделение. И это минимум… Пока, – после некоторого раздумья добавил генерал, глядя, как мучительно скривилось широкое и гладкое лицо полковника Петрика.
-Геннадий Сергеевич, я уже одну бригаду поваров выделил, ну, сколько ещё можно. Я их рожаю что ли?
-Сколько нужно, столько и дашь – голос генерала стал необычно резок – я больше поворов не требую, но водителей и пару слесарей-ремонтников попробуй только не передай.
Петрик ещё что-то бубнил почти про себя, занося пометки в электронный дневник.
-Я товарищ генерал, уже одного неплохого компьютерщика-админа выделил и хотел бы рекомендовать майора Серёгина на должность заместителя по воспитательной и пропагандистской части.
-Это устраивает Андрей Львович – Крылов опять прошёлся взглядом по немногочисленному собранию и недовольно нахмурился – а где опять Начальник штаба?
Моисеенко скрипнув стулом, повернулся к генеральскому столу
-Я же докладывал, он в бригадах, с командиром комендантской роты маршруты охранных патрулей согласовывает. Мы обсуждали с ним этот вопрос и я могу ответить. С комендантской роты, можем ещё передать около пятнадцати человек. Ну, может даже чуть больше, если всех дембелей уговорить удастся. Всё же льготы в Отделе значительно выше.
Глядя на согласно кивающего, опять уткнувшегося в руки генерала, он продолжил.
-На должность зам начальника по розыску уже есть отличная кандидатура – Кискин, подполковник полиции в запасе. С Владимиром Казимировичем мы это согласовали, а на должность командира роты я рекомендую капитана Лозу, он бывший десантник, два контракта. А вот на должности старшины и начальника хозотделения… я ещё подумаю и завтра выдам рекомендации.
-У меня уже есть старшина роты. И он же будет выполнять обязанности Начальника хозяйственного отделения, – Наташа вдруг совершенно отчётливо поняла, что это последняя черта и за неё уже нельзя отступать ни шагу.
-Ну, это не Вам решать, Колмыкова. Здесь собрались люди поопытнее Вас и старше званием…
-Товарищ полковник, ничего, что исполняющей обязанности Начальника отдела назначена я.
-Временно… временно исполняющей – ухмыльнулся Моисеенко – и Вам ещё нужно хорошенько постараться, чтобы это «временно» переросло в «постоянно».
-Я всё же настаиваю, товарищ генерал, чтобы мнение Начальника отдела было учтено при назначении на должности.
-Я потом… возможно не без удовольствия выслушаю Ваше мнение у себя в кабинете – заместитель командующего прищурившись с интересом разглядывал, раскрасневшуюся от спора и тепла женщину – думаю, мы сможем прийти к общему…
Калмыкова тихо выдохнула, упёрлась в него потемневшим взглядом и вдруг расплылась в хищной неузнаваемо исказившей её миловидные черты лица улыбкой.
-Товарищ генерал, разрешите дела по формированию Отдела немедленно передать полковнику Моисеенко?!
Моисеенко оборвался на полуслове и вместе со всеми с удивлением уставился на неё.
-Что Вы сказали? – даже Крылов поднял непонимающие глаза, бросив любоваться собственными руками.
-Я не понял, Вы что, отказываетесь от назначения? – он даже чуть сдвинулся в сторону, чтобы лучше видеть её лицо
-Отказываюсь!
-Вы же дали согласие…- генерал, до конца ещё не понимая происходящего, растерянно посмотрел на Тижлова, - ничего не понимаю.
- Я давала согласие на должность начальника Отдела, а не бесполезного статиста, заглядывающего в рот полковнику Моисеенко – твёрдо отчеканила Колмыкова. Она уже взяла себя в руки и краснота на лице сменилась решительной бледностью.
-Но… Из Генштаба пришёл Приказ именно на Вашу кандидатуру, Наталия Николаевна.
-Ничего. Отошлите сообщение о моём отказе в пользу полковника Моисеенко. Я вижу ему самому, невтерпёж занять это место. А я, пока не придёт подтверждение, займу его.
-Наталия Николаевна…
-Что Вы себе позволяете Колмыкова? – наконец, оправился от изумления и сам Моисеенко.
-Я давно уже подполковник Колмыкова и попрошу обращаться ко мне без фамильярности. Вам понятно, Моисеенко?
Крылов, забыв об обветренных руках, во все глаза смотрел на неё.
-Ты что совсем… - Моисеенко на секунду замялся, подбирая слова.
-А ты не совсем? Я такой же офицер, как и остальные и требую к себе должного отношения.
-Да ты понимаешь, с кем разговариваешь, девчонка?!
-За словами следи! Мальчишка!
Моисеенко вспыхнул и едва не задохнулся от мгновенно ударившей в голову ярости.
-Да я тебя… - он привстал и схватился за кобуру. Сухой щелчок взводимого курка, заставил его поднять голову. Прямо в лицо ему смотрел чёрный зрачок малокалиберного пистолета. Растерявшийся Крылов и сам не понял, откуда в руках у Колмыковой он появился. Редкий модернизированный тип и так ещё не старого Стикса. Вороненая сталь тускло отсвечивала в ярко освещённом кабинете.
-Вы не успеете, товарищ полковник – женский голос был уже необычайно мягок и убедителен, и ни у кого не возникло сомнений, что полковник действительно не успеет. Моисеенко это видно и сам понял. Пальцы его разжались, и наполовину вытащенное табельное оружие скользнуло назад в кобуру.
-Вы совсем, что ли охренели?!... Полковник Моисеенко, подполковник Колмыкова, немедленно прекратить! – Крылов с опозданием вылетел из-за стола – сдать оружие!
-Сначала он.
-Полковник Моисеенко!
Нехотя вытянув пистолет и удерживая за ствол, тот протянул его генералу.
-Теперь Вы!
Калмыкова, отсоединила магазин и дёрнув затвор, неглядя поймала в ладонь выброшенный патрон. У Моисеенко побледнело и вытянулось лицо. Щелчком, поставив на предохранитель, протянула оружие генералу. Зажав пистолеты в широкую ладонь, Крылов прошёл к сейфу.
-Полковнику Моисеенко, за провокацию конфликта с подчинённым объявляю выговор. Подполковнику Колмыковой за несдержанность и угрозу старшему по званию, объявляю строгий выговор.
-Есть строгий выговор.
-Оружие получите после того, как напишите объяснительные. Все пока свободны.
Похоже всем присутствующим, а не только Калмыковой, почудилось в голосе командующего едва прикрытое весёлое злорадство.
Моисеенко с трудом сдерживая полыхавшую в нём ярость, выскочил из кабинета, а Колмыкова согнав с места недобро косящуюся на неё секретаршу, тут же уселась написать объяснительную. Через пять минут к ней добавился рапорт о психологической несовместимости с Первым заместителем командующего группировкой. Не учесть при этом приказ и личное мнение Заместителя начальника Генштаба, было очень сложно и практически невозможно. Крылов, стараясь не показывать свою радость, тут же отдал указание готовить проект приказа на переподчинение вновь формируемого отдела лично Командующему. По спутниковой связи он уже переговорил с полковником Зараевым, подробно обрисовал ему ситуацию, благо не понадобилось даже ничего приукрашивать и заручился полной его поддержкой. Учитывая определённые сложности в отношениях Начальника Главка генерал-лейтенанта Фейгина с прямым начальником Фриновского, такого же прожжённого и тянущего на себя одеяло бывшего эФэСБэшника, Крылов уже не сомневался в успехе этого молниеносного кадрового реверса.
Потирая от радости руки, уже не в силах больше сдерживаться, он заперся в кабинете вместе с Тижловым, приказав секретарю никого больше не впускать. Через пару минут на столе появился коньяк и копчёная мясная закуска... Они просидели почти до полуночи. Тижлов с удивлением смотрел на командира, таким он его не видел давно. Крылов с удовольствием прикладывался к коньячку, много и охотно шутил и смеялся. Ещё один, пока тщательно оберегаемый даже от самого себя замысел, добавлял особое очарование в его ликующее настроение.

* * *

Внешне Фриновский был, как всегда невозмутим и даже спокоен, но внутри у него всё колотилось от ярости. Всё летело к чертям. Весь план взятие нового отдела под свой усиленный контроль рушился из-за взыгравших гормонов, этого неуправляемого и невменяемого кобеля. Сколько же ему нужно…
Вспомнилась недавно ушедшая в другое управление Начальник строевого отдела, местная «красотка» с большой стоячей грудью и массивными словно отлитыми из чугуна бёдрами, на которую заимел было серьёзные виды один из его подчинённых оперов. Даже неизменная, привезённая ещё с Земли помощница по связям и взаимодействию с другими подразделениями, его верная Эльвира и та удостоилась пристального внимания вездесущего полковника. Правда, когда с высоты своего роста пристально глядя прямо в глаза новоявленному поклоннику, она хриплым голосом объяснила ему что-то…, Моисеенко словно ветром сдуло. После этого разговора, он старался обходить внушительных форм даму, отделываясь при нечаянной встрече только лёгкими дежурными фразами.
Тёплый приятный огонёк напомнил о себе, где-то далеко внутри и глянув на календарь, до субботы оставалось ещё целых три дня, он отогнал ненужные сейчас мысли. Продолжая разговор, Владимир Каземирович повернулся к сидящему сбоку от стола, в глубоком гостевом кресле собеседнику.
-Борис Яковлевич, и как Вы теперь представляете дальнейшее развитие отношений?
Немигающие глаза Фриновского замерли на лице Первого заместителя командующего группировкой. Тот опять не ответил. До хруста сжав побелевшие кулаки, он с ненавистью разглядывал что-то в противоположном углу небольшого кабинета. Фриновский чуть отклонившись, проследил направление его взгляда. Там, прямо напротив окна, узкий лучик уличного прожектора, пробившийся сквозь неплотно сдвинутые пластины дефлектора, растекся по мягкому звукопоглощающему покрытию пола и безуспешно пытался вскарабкаться на стену. Яростные глаза Моисеенко на секунду вернулись к столу.
-Ты видел Владимир Каземирыч, у этой дуры патрон был в стволе. Она же могла выстрелить.
-Наверное, могла. Тем более, что это можно было трактовать как самозащиту. Ты же первый за оружие схватился.
Не меняя выражения лица, Фриновский небрежным касанием пальца, включил привод, бесшумно соединивший тонированные пластины дефлектора.
-Ну так, Борис Яковлевич…, что дальше-то думаете делать?
Лицо собеседника, лишённого незамысловатой световой игрушки, наконец, приняло осмысленное выражение.
-Я этого так не оставлю Владимир Каземирович. Чтобы каждая дешёвая шалашовка, приглянувшаяся этому напыщенному индюку, делала мне замечания и тыкала в лицо стволом…
-Борис Яковлевич – Фриновский старый лис, щадя самолюбие готового в любой момент взорваться оппонента, старался говорить как можно нейтральнее – я всё-таки считаю, хотя по сути, ты конечно и прав, что не нужно было так разгонять события. Я не верю, что эта Колмыкова сможет долго балансировать на гребне. Рано, или поздно, она сделает ошибку и тогда мы, не оставим от неё мокрого места…
С каким бы удовольствием он не оставил бы мокрого места от своего собеседника. Прямо сейчас, а ещё лучше четыре часа назад, до этого чёртова совещания. Весь отлично осуществлённый в отсутствии командующего план, накрылся из-за ребячьей выходки этого армейского дуболома, которого просто и примитивно купили на его горячности. Девка оказалась не так проста, как думалось вначале. Владимир Казимирович ободряюще улыбнулся:
-Я для начала хочу понять, что за история с военным прокурором произошла здесь в наше отсутствие. Нужно набраться терпения и не усугублять создавшегося положения. Может удастся откатить всё назад. Я завтра буду звонить главному...
-А я что, всё это время должен терпеть её насмешки?! Я не оставляю такие вещи безнаказанными – Моисеенко опять начал заводиться.
- Борис Яковлевич - Фриновский тяжело вздохнул, непредсказуемая горячность партнёра всё сильнее раздражала и беспокоила его – я не предлагаю Вам оставлять это безнаказанным, но давайте вместе подумаем, как правильно и главное аккуратно осуществить наши намерения. Цель у нас с Вами одна...
-Я не собираюсь с ней цацкаться. Правда на моей стороне и я никого не боюсь. Крылов не вправе указывать мне, что я должен делать, если затронута моя честь. Я знаю, что офицерские дуэли, тем более со старшим по должности и званию, категорически не приветствуются новым Начальником Генштаба, но даже он, не посмел их отменить официально. Хотя думаю, что заслуга тут, явно не этого полугражданского выскочки. Есть мнение, что господин Пиджаков (новый начальник ГШ, генерал армии Шатохин, призывался по двухгодичной системе) долго на своём месте не продержится.
Он вполголоса чертыхнулся.
-Разве при старом ГэШа, можно было представить такое, когда на ключевое силовое подразделение целого региона, назначают никому неизвестную бабу. Я тут, кое с кем уже обсуждал…
-Подождите Борис Яковлевич – Фриновский недовольно морщась, перебил не в меру говорливого полковника. Слишком много он помнил на своём веку поломанных судеб, чтобы свободно обсуждать такие опасные темы, даже в собственном кабинете, даже с активированной защитой от прослушки – судьбы «великих» не в нашей власти. Давайте всё же вернёмся к нашим помидорам.
По тому, как презрительно усмехнулся полковник, Фриновский понял, что его потуги не остались без внимания. Он отлично знал, что эти заносчивые, обвешанные с ног до головы наградными бляхами вояки, в душе всё равно презирают их, скромных и незаметных работников специальных служб. Но ничего, лучше всех смеётся тот, кто считает деньги последним. А этот сам себе ноги обломает, тут больше думать надо, чтобы это не произошло раньше времени. Фриновский приветливо улыбнулся.
-У нас будет ещё время, мы позже обсудим с Вами политику по обновлению Генштаба.
Но внутри себя, старый плут обкусал уже все губы, к сожалению и собственные «писалки» включить было невозможно.
-Что ж давай вернёмся, – Моисеенко откинулся в глубоком кресле, вальяжно забросив нога на ногу, -Так что ты хотел уточнить Владимир Казимирыч?...
В течении последующих минут, он практически без утайки изложил старшему партнёру всю глубину своей ненависти, а также план по её воплощению в жизнь. Соврал только в малом – в её истинной причине и Фриновский вежливо сделал вид, что поверил.
-…Сам я нигде светиться не буду, ни именем, ни должностью. Конфликты будут провоцировать ничего не знающие обо мне исполнители. У меня тоже есть определённые возможности, и я готов все их использовать.
От его самодовольной улыбки, передёрнуло даже повидавшего виды Фриновского. С каким-то новым неизведанным ещё чувством он смотрел на сидящего перед ним офицера.
«И этот тоже без конца козыряет - «Честь имею… честь имею…»
Задумавшись, безопасник не сразу сообразил, что Моисеенко закончил. Он всегда платил военным, такой же ненавистью и не дай Бог, кому из них было попасть в его руки по служебной необходимости. Но сидевший напротив полковник, при всей его подлости и неразборчивости в средствах, действительно был очень силён, но главное был очень нужен. Без такого прикормленного военного хлыща, вхожего в Округе почти в любой кабинет, в числе которых, был и кабинет Начальника военной контрразведки, власть в группировке не перехватить. Тем более и сам Командующий, в чём-то вечно подозревает, а то и просто недолюбливает органы безопасности. Да что греха таить, Фриновский и сам редко подъезжал к вражеской столице с открытым забралом и прямой спиной на белой лошади. Но цинизм молодого офицера, поразил даже его, прожжённого до черноты и закаленного в дворцовых интригах безопасника.
- Борис Яковлевич, я и не сомневался что ты хорошо всё продумал. Возможности у тебя огромные и я не завидую тому, кто перейдёт твою дорогу, но у меня есть встречное предложение.
-Интересно какое? – Моисеенко всем видом постарался изобразить презрение к любым обходным манёврам.
-Видишь ли, Борис Яковлевич – Фриновский даже не произносил, а вкрадчиво одними губами словно пережёвывал слова. Он знал, такая манера сразу придаСТ разговору тайный и сокровенный смысл – случится, может всякое. Если всё же Командующему удастся перехватить контроль над новым отделом, то мы должны быть готовы к тому, что избавиться от крыловской протеже нам не удастся так быстро.
Он сделал паузу, давая возможность собеседнику глубже вникнуть в его слова. И только, когда полковник стал проявлять признаки нетерпения, продолжил:
-Как первая предупредительная мера, я предлагаю приложить все силы, чтобы, как можно больше ослабить формируемое подразделение.
-Не понял, мы же хотим сами взять над ним контроль.
-Дорогой Борис Яковлевич, а нам впоследствии, никто и не помешает вернуться к первоначально планируемому штатному расписанию. А пока оно будет работать не на нас, мы должны ослабить его любой ценой.
Фриновский отлично видел, что в голове полковника идёт сейчас нешуточная борьба - гордость военного за свой мундир, за честь родного подразделения и ненависть обычного бабьего склочника, сцепились насмерть в бескомпромиссной схватке и нужно было оказывать срочную помощь склочнику.
-После того как мы вернём контроль над Отделом, я тебе гарантированно обещаю помочь расширить штат. Мы даже рассматривали версию о введении в штат вертолёта. Мои друзья в Главке уже подобрали не очень большую четырёхместную машину. Она хоть не бронированная, но вооружена весьма достойно. Ты же не хочешь, чтобы эта девица воспользовалась этим подарком, хотя бы и на время.
Этого хватило и даже с избытком, чтобы гордость упёртого полковника, уязвлённая поражением, сплюнула выбитые зубы и уползла восвояси. И Фриновскому самому стало немного страшно.
-Хорошо. Тогда я согласен.
Глаза Моисеенко разгорелись. Иметь личный поджопный вертолёт… Они полагались только Командующим округами и их замам, и только с бортовым съёмным пулемётом, этакий полугражданский шестиместный вариант. И вопрос, конечно, был решён в пользу пока ещё виртуального, но всё же вертолёта.
-Что нужно сделать?
-На следующей неделе, пройдёт утверждение оргштатного расписания, нового отдела… нужно любой ценой затянуть этот процесс, ещё хоть насколько и главное, любыми способами ослабить вооружение отдельной стрелковой роты, входящей в его состав. Наших оперативников, мы вряд ли сможем порадовать пулемётами, да они с ними и обращаться-то толком не сумеют, а излишние подвиги, детища этой фурии, нам точно ни к чему. Нельзя давать ей шанс.
Замкомандующего с сомнением покачал головой.
-Оргштат и подбор вооружения зависят от декларируемых целей для Отдела, а в большей части, как раз для его отдельной роты.
-Так давайте вместе с Вами их и обозначим, как нам выгодно.
Моисеенко в задумчивости несколько раз потёр пальцами уголки рта.
-В принципе можно… Я поговорю с Начальником штаба, чтобы он приструнил, распустившую языки разведку, а оперативная, от инженерных подразделений ещё не выходила. Можно попробовать преуменьшить ожидаемые силовые противостояния, обзорная сводка за первый зимний квартал, пока ещё у меня на подписи.
-Правильно. Останется подготовить к ней, хорошо продуманный аналитический доклад по ожидаемой социально-политической обстановке в секторе, - тот, который вместе с оргштатом уйдёт на утверждение в Главк. А через пару месяцев, кто знает, всякое может случиться. «Непримиримые» вернутся, или у местных передел очередной начнётся. Всё в наших руках. Только давайте не медлить.
Он встал, призывая к окончанию разговора.
-Мои аналитики, подготовят уже сегодня, примерную форму обзорного доклада, я надеюсь увидеть Вас у себя, сразу после двадцати двух.
Фриновский нагнулся, отключил защитный экран, автоматически сняв и дверную блокаду. Коротко распрощавшись с соратником возле дверей, он вернулся к столу. Ему требовалось на размышления ещё некоторое время. Помимо всех прочих, у него были и свои далеко идущие планы, о которых пока знал только он сам.

* * *
Последний раз редактировалось КАРИАН 20 сен 2015, 11:47, всего редактировалось 2 раз(а).
— Ну что, издаёшь, наконец, свою книгу?
— Книгу? А я решил уже сжечь её для пользы человечества. Что ты это вспомнил о ней?
М.Горький
КАРИАН

 
Сообщения: 302
Зарегистрирован: 18 апр 2015, 23:34
Карма: 449

Пред.След.

Вернуться в Мастерская начинающего автора

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1